0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как Билл Гейтс защищает человечество от роботов

Содержание

Как Билл Гейтс защищает человечество от роботов

В докладе делался акцент на том, что роботы способствуют росту неравенства, и поэтому, возможно, «необходимо потребовать от корпораций регулярной отчётности о масштабах и доли вклада робототехники и искусственного разума в их экономические результаты для целей налогообложения и расчёта взносов в систему социального страхования».

Как казахстанцы создали робота, которым заинтересовалась Yamaha

Общественная реакция на предложение Дельво была чрезвычайно негативной, хотя заметным исключением стала позиция Билла Гейтса, который его поддержал. Но нам не следует с ходу отметать эту идею. В одном только прошлом году мы увидели, как начали распространяться устройства, подобные Google Home и Amazon Echo Dot (Alexa), которые частично заменяют помощников по дому. В Сингапуре автоматические такси без водителей компаний Delphi и nuTonomy вот-вот оставят без работы таксистов. А сервис Doordash начал заменять курьеров, доставляющих еду из ресторанов, миниатюрными самоуправляемыми машинками Starship Technologies.

Если эти и другие инновации, уничтожающие рабочие места, окажутся успешными, тогда призывы обложить их налогами будут, конечно, звучать намного чаще, поскольку, когда люди теряют работу, возникают человеческие проблемы: люди часто идентифицируют себя со своей работой, и они могли потратить годы на необходимую профессиональную подготовку. Оптимисты уверяют, что для людей, которых заменили технологии, всегда найдутся новые рабочие места. Но темпы революции роботов ускоряются, и одновременно растут сомнения, что такой подход сработает. Сторонники налога на роботов рассчитывают, что он поможет замедлить данные процессы (хотя бы временно) и обеспечит доходы, необходимые для финансирования адаптации людей, например, с помощью программ переподготовки уволенных работников.

Такие программы не менее важны, чем сам труд – для здоровой человеческой жизни, какой мы её знаем. В книге «Вознаграждающий труд» Эдмунд Фелпс подчёркивает фундаментальную важность сохранения своего «места в обществе, призвания». Когда множество людей теряет возможность находить работу, чтобы содержать свои семьи, возникают негативные последствия, и, как подчёркивает Фелпс, «функционирование всего общества может оказаться под угрозой». Иными словами, у роботизации есть побочные последствия, которые оправдывают определённое вмешательство государства.

Новое поколение роботов убережет Землю от землян

Критики налога на роботов утверждают, что понятие «робот» слишком размыто, а это затрудняет определение налоговой базы. Эти критики говорят также об огромных выгодах роботизации для роста производительности, которые невозможно отрицать.

Но давайте не будем слишком быстро исключать возможность введения хотя бы умеренных налогов на роботов в период, пока совершается переход в иной трудовой мир. Подобный налог должен стать частью более широкого плана по управлению последствиями революции роботов.

Любые налоги, за исключением аккордных, создают искажения в экономике. Но ни одно правительство не может ввести аккордный налог, то есть единый размер платежа для всех вне зависимости от их доходов и расходов, потому что такой налог тяжелее всего падает на плечи тех, у кого доходы невелики, и он растаптывает бедных, которые вообще могут оказаться не в состоянии его платить. Как следствие, налоги должны быть увязаны с деятельностью, указывающей на способность их выплачивать, при этом какой бы ни была эта деятельность, она в итоге лишается своих стимулов.

В 1927 году Фрэнк Рамсей опубликовал классическую работу, в которой доказывал, что для минимизации искажений, создаваемых налогами, надо облагать налогами все виды деятельности, и предложил свой вариант определения налоговых ставок. Его абстрактной теорией невозможно было руководствоваться при определении реальных налоговых ставок, однако она служит сильным аргументом против утверждений, что налог должен быть нулевым для всех видов деятельности, за некоторыми исключениями, или же что все виды деятельности должны облагаться по единой ставке.

Казахстанцы продали малайзийцам «дерущихся роботов» за $500 тыс.

Деятельность, имеющая негативные побочные последствия, может облагаться более высокой ставкой налога, чем предложил бы Рамсей. Например, широко распространены налоги на алкогольные напитки. Алкоголизм является серьёзной социальной проблемой. Он разрушает браки, семьи и жизни. С 1920 по 1933 США экспериментировали с намного более резким вмешательством в работу рынка – был введён прямой запрет на алкогольные напитки. Однако выяснилось, что искоренить употребление алкоголя невозможно. Алкогольный налог, введённый одновременно с отменой «сухого закона», стал более мягкой формой дестимулирования.

В дискуссии о налоге на роботов надо учитывать альтернативные варианты борьбы с ростом неравенства. Здесь уместно вспомнить о возможности повышения прогрессивной шкалы подоходного налога и о введении «базового дохода». Однако эти меры не пользуются широкой общественной поддержкой. А если такой поддержки нет, тогда подобные меры, даже если они и реализуются, будут недолговечными.

Повышение налога на высокие доходы (обычно это происходит в военное время), как правило, оказывается временным явлением. В конечном итоге, большинству людей представляется естественным, что брать налоги с успешных людей ради помощи тем, кто менее успешен, унизительно для последних. И даже получатели таких подачек в реальности их, как правило, не очень-то хотят. Политики об этом знают, и обычно они не проводят свои избирательные кампании, опираясь на идею конфискации высоких доходов ради повышения низких.

В результате, для того чтобы смягчить проблему неравенства дохода, вызываемого роботизацией, надо переформатировать налоги. С политической точки зрения, может оказаться более приемлемо (а значит, и более устойчиво) облагать налогом роботов, а не одних только людей с высокими доходами. Это не будет налог на частный успех человека, как в случае с подоходным налогом, но в реальности такой подход предполагает некоторое повышение налогов на высокие доходы, если они заработаны за счёт деятельности, связанной с заменой людей на роботов.

Умеренный налог на роботов – даже временный налог, который лишь замедлит внедрение революционных технологий, – представляется естественным компонентом политики по решению проблем роста неравенства. Доходы от этого налога могут быть направлены на страхование зарплат, чтобы помочь людям, которых заменяют новые технологии, начать новую карьеру. Такой подход будет соответствовать нашему природному чувству справедливости, а значит, он с большей вероятностью будет устойчивым.

Copyright Project Syndicate ©. Перепечатка материала запрещена правообладателем.

Налог с роботов

В недавней новости была расписана новая идея Минфина о том, чтобы взимать эквивалент налога на доходы физлиц с “роботов” – не робототехники, разумеется, а продвинутых программ роботизации бизнес-процессов, позволяющих в отдельных случаях полностью заменить человека на рабочем месте. Подавалось это под таким соусом, что уплачиваемые налоги должны направляться в специальный фонд переподготовки кадров, что должно решить и без того актуальную проблему безработицы вследствие массовой замены “живой” рабочей силы на “роботов”. Интересно, что и “Деловая Россия”, согласно информации “Известий”, инициативу поддержала. Мы решили провести небольшой опрос самостоятельно и задали представителям российского бизнеса такие вопросы:

  1. Как Вы относитесь к идее введения в России налогового сбора с «роботов», и насколько это для Вас актуально (насколько активно Ваша компания осуществляет роботизацию)?
  2. Какие видите проблемы с практической реализацией (администрирование данного налога, контроль за распределением собранных средств — чтобы они действительно шли на заявленные цели, как обещано, и т.д.)?

Вот какие комментарии удалось получить (благодарим всех откликнувшихся).

Артем Лукин , основатель и совладелец компании ТЕХНОРЭД :

Все робототехнические компании смотрят на этот закон плохо. Россия и так на 48-м месте по уровню роботизации. После нас только Зимбабве. Роботизация и автоматизация – это единственный шанс повысить конкурентоспособность и качество российской продукции, снизить себестоимость. Во всем мире правительства выделяют субсидии на роботов, бесплатные кредиты, иногда сами финансируют внедрение роботов. А если у нас введут этот налог – на этом роботизация прекратится.

Я надеюсь и верю, что налог на роботов не введут, потому что и Дмитрий Анатольевич Медведев, и Владимир Владимирович Путин неоднократно поднимали вопрос по повышению автоматизации и роботизации наших российских предприятий. Все же помнят “Цифровая экономика 4.0”. Любой налог на роботов это будущее убьет. К тому же установку робота почти невозможно отследить, и у предприятий будет большой соблазн уйти в “тень”.

Но я все же считаю, что в ближайшие 5-10 лет мы с налогом на роботов не столкнемся. Основная налогооблагаемая база в России – это НДС, и как раз при внедрении роботов НДС — за счет повышения количества выпускаемой продукции — государство сможет собирать больше. Любой дополнительный налог на роботов убьет индустрию, которая только зарождается.

Кирилл Филенков , руководитель направления роботизации компании Bell Integrator :

Данная инициатива не только препятствует развитию роботизации в нашей стране, позиция которой на отечественном рынке и так довольно шаткая, но и отражает полную техническую неграмотность людей, предлагавших данную инициативу. Во-первых, по своей сути, любая роботизация – это разработка и внедрение программного продукта, автоматизирующее тот или иной бизнес-сценарий. Да, роботизация имеет особенности, связанные с простотой разработки и поддержки, а также низким Invasion level. Однако сути это не меняет.

А теперь скажите, почему мы не вводим налог на использование 1С? Или на использование Excel? Ведь эти два программных продукта позволяют сократить штат сотрудников. Графики и расчеты, которые создаются сейчас любым школьником в Excel, раньше создавали целые отделы, рассчитывая и чертя необходимые диаграммы.

Читать еще:  Интернет на компьютере через телефон (USB, Bluetooth, Wi-Fi)

Другой пример – автомобили. С их появлением практически исчезли профессии конюха и извозчика. На их места пришли новые профессии: водитель, инженер по починке автомобилей, авто мойщик. Зародились и развились целые отрасли, такие как машиностроение, нефтедобыча и обработка.

Этот процесс не нов и происходил в течение всей истории человеческой цивилизации. Препятствие техническому прогрессу, а также развитию IT индустрии не несет никакого экономического смысла и является подрывной деятельностью, которая наносит ущерб не только бизнесу, но и экономике и престижу Российской Федерации.

Алексей Королюк , генеральный директор хостинг-провайдера и регистратора доменов REG.RU :

Данный налог — преждевременный, так как сейчас люди по-прежнему нужны, и пока нет тенденции к безработице из-за вытеснения людей роботами. Сегодня безработица в России связана с экономическими проблемами, поэтому нужно бороться с их первоисточником, а не с попытками сделать нашу экономику более инновационной и прогрессивной. Наоборот, нужно поощрять автоматизацию во всех процессах, потому что это обеспечивает высокий рост ВВП страны.

У нас основными налогами являются НДС и налоги экспортного характера на дистрибуцию товаров. НДФЛ — далеко не главный, и его применение к работам, по меньшей мере, абсурдно сейчас, потому что они, в отличие от людей, не могут пожаловаться в трудовую или налоговую инспекцию по поводу неуплаты налогов. Добровольно заявлять о том, что кто-либо использует роботов — это странная мера, и абсолютно неопределенная с точки зрения того, какие работы требуют уведомления, а какие не требуют.

В целом, выглядит все очень странным и преждевременным. В нашей стране реализуются только первые шаги с использованием роботов, и по большей части в промышленности. Если обложить НДФЛ предприятия, где проводится сборка автоматизированным способом или обработка каких-то материалов, подготовка полуфабрикатов, то мы потеряем промышленность.

Конечно же, проблемы с администрированием налога будут колоссальными, ведь фактически невозможно рассчитать ни эффект от него, ни количество сэкономленных людей. Потому что большинство процессов, которые выполняет робот, не носят системный характер, а носят характер частичной загрузки человека. Есть робот, который выполняет какую-то задачу — ее человек может выполнять часть рабочего времени, нерегулярно, или в параллели с другими процессами. Все это вызывает вопросы расчета и вопросы в принципе. Например, если человек остается на рабочем месте, но ему помогает робот, чтобы он делал более эффективно свою работу или в большем объеме — считать это кейсом для обложения налогом или нет? И, конечно же, ключевой момент в том, что те программные продукты, которые осуществляют эту автоматизацию — они станут дороже (по всей видимости, налог можно взимать именно с этих компаний).

В таком случае, роботы подорожают, а значит — станут менее выгодны. В результате будут приобретаться зарубежные программные продукты, а российские окажутся не у дел, потому что будут в списке выпускающих роботизированное приложение. Ну и потом, никто не запрещал использовать Open Source, который вообще не регулируется и не виден никому из внешней среды.

Еще одна проблема заключается в том, что в целом классификация роботов непонятная, они сегодня делают все в нашем мире. Все, что является компьютером — это роботизированное действие.

Арсений Кондратьев , руководитель Liquid Studio Accenture в России:

Исходя из стоимости лицензий и услуг по роботизации, введение дополнительных сборов на RPA может свести на нет потенциальную пользу от роботизации, особенно учитывая надвигающийся НДС на зарубежное ПО. При этом непонятно, в чем ключевое отличие инструментов RPA от автоматизации с точки зрения налогообложения. Например, будет ли облагаться дополнительными сборами замещение ручного труда внедрением ERP систем.

Похищение и кодирование корпоративной информации с целью получения выкупа набирает обороты последние два года. Хакерские группы объединяются для атак, создавая партнерские программы. В результате суммы выкупа выросли до десятков миллионов долларов. Эксперты ожидают роста таких атак в ближайшие годы, в том числе на средний и малый бизнес.

Любая рыночная нестабильность требует от владельцев бизнеса незамедлительной реакции: чем точнее и оперативнее ответ на вызовы рынка, тем больше у компании шансов сохранить существующий бизнес и создать новые источники прибыли. Какие основные шаги должны сделать строительные компании, чтобы принять вызовы новой нормальности?

Налог на роботов? Уже не фантастика

Билла Гейтса вряд ли можно отнести к поклонникам луддитов, но глава Microsoft может спровоцировать людей взяться за молоток, чтобы разбить их компьютеры. В недавнем интервью он выразил скептицизм относительно способности общества управлять процессом быстрой автоматизации. Размышляя о новых вызовах и необходимости предотвратить социальный кризис, Гейтс предложил ввести налог на роботов. По его мнению, если в результате темпы автоматизации замедлятся, обществу будет только лучше.

Такие предложения, если не считать их фантастическими, заинтриговывают. Более того, побуждают задуматься о проблеме автоматизации и ее неизбежных социально-экономических последствиях.

ВЗВЕСИТЬ ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

В каком-то далеком будущем роботы, приобретя сознание, могли бы тоже платить налоги, и делать это так же обыденно, как и мы с вами. (Вполне возможно, что и с таким же энтузиазмом.) Но это совсем не то, что Гейтс имеет в виду. Он утверждает, что роботы должны облагаться налогом уже сегодня, поскольку фирмы имеют рост прибыли за счет экономии в результате замещения человеческого труда. А сэкономленные деньги, по его мнению, можно направить, например, на переподготовку работников. Или на расширение услуг в здравоохранении и образовании, где многие рабочие места трудно автоматизировать. Скажем, связанные с уходом за старыми и больными людьми.

И возникает дилемма: какой негативный эффект выбрать — от ограничения внедрения роботов или от стимулирования их внедрения?

Внедрение роботов относится к капитальным вложениям, как и строительство доменной печи или покупка компьютера. Экономисты, как правило, советуют не облагать налогом такие вещи, которые позволяют экономике производить больше товаров и услуг. И наоборот, не приветствуют налогообложение, которое отпугивает инвестиции, делая людей беднее. По мнению Гейтса, инвестиции в роботов похожи на инвестиции в угольные генераторы (что стимулирует производство), но в отличие от последних роботизация вызывает социальные издержки, рассматриваемые экономистами как негативный эффект.

Быстрая автоматизация угрожает вытеснить работников со старых рабочих мест, причем такими темпами, что это не может быть компенсировано новыми, создающими рабочие места, секторами экономики. То есть избыток рабочей силы не будет поглощен новыми отраслями. Это может привести к социально дорогостоящей и долгосрочной безработице.

Налог на роботов в таком случае видится инструментом, который позволит сократить социальные издержки. И он, считает Гейтс, вполне может быть внедрен. Тем более что можно провести некоторую аналогию с налогом на вредные доменные выбросы, который позволяет сокращать загрязнение природной среды.

Но реальность сложнее, чем кажется. Инвестиции в роботов могут сделать рабочую силу более продуктивной, а вовсе не второстепенной. А попытка ввести налог на роботизацию может принести человечеству более ощутимые потери, чем нам представляется. Да, конкретные работники, вытесненные с рабочих мест роботами, пострадают. Но рабочие в целом могут даже выиграть от внедрения роботов: производительность труда повысится, себестоимость товаров и услуг снизится, и цены будут падать, повышая покупательную способность зарплат.

Замедление роботизации, например в здравоохранении, и сохранение людей на рабочих местах может выглядеть полезным способом поддержания социальной стабильности. Но если при этом расходы на здравоохранение продолжат стремительно расти, пожирая рост доходов трудящихся, то это пиррова победа.

СЛИШКОМ МЕДЛЕННО

Для реализации предложений Гейтса имеется ряд препятствий. На самом деле автоматизация и роботизация экономики происходит не только не слишком быстро, а даже слишком медленно. Вытеснение рабочих машинами может быть зарегистрировано, если значительно увеличатся темпы экономического роста и производительность труда. Однако после взрывного роста производительности труда, отмеченного в конце 1990-х и начале 2000-х годов, американская экономика неизменно разочаровывает своими показателями. Того роста уже нет.

Гейтса, понятно, беспокоят последствия надвигающейся эры автоматизации, в которой беспилотные машины или компьютеры, управляющие складами, заменят человека. И на это следует обратить внимание сейчас, поскольку экономика уже, можно сказать, купается в дешевой рабочей силе. Возможно, что продолжение сегодняшней налоговой политики, которая не мешает фирмам направлять средства на трудо- сберегающие технологии, приведет к еще большему удешевлению рабочей силы. Но в этом ли смысл развития? В том, чтобы люди стояли в очередях за рабочими местами с минимальной зарплатой.

Кажется, что предложение Гейтса увеличить расходы компаний на внедрение роботов и замещение живого труда уже запоздало: роботы еще не стали объектами налогообложения, а автоматизация продолжает вытеснять людей и удешевлять труд. И чтобы спасти людей от крайней бедности, необходимо предусматривать определенную долю в капитальных расходах на удовлетворение потребностей уволенных работников.

ВЫБОР СТРАТЕГИИ

Так какой путь избрать? Накапливать собственный капитал — это одна стратегия. Например, водители такси могут стать собственниками машин, что приведет к росту доходов как за счет своего труда, так и за счет использования собственности. Налогообложение роботов с перераспределением дополнительных доходов — другая стратегия.

Но выбор еще не сделан, а тем временем машины вытесняют людей из производства. Это вызов развитию человеческого общества. “Доля труда” — общего дохода, выплаченного в виде зарплаты, — падает на протяжении десятилетий.

В обилии рабочей силы отчасти виноваты владельцы факторов производства (экономических ресурсов). В более выгодном положении находятся работники Кремниевой долины, поскольку их труд находится под защитой как интеллектуальная собственность, и они могут торговаться за его стоимость. Но машины создают угрозы и для “креативного” класса: автоматизация сбивает цены и на их изобретения, да и сами изобретения могут стать такими же обильными, как люди. И если каждый водитель фуры должен пройти индивидуальное обучение, то автономные системы вождения можно дублировать бесконечно. Но избыточное количество машин приводит к тем же последствиям, что и избыточная рабочая сила: доходы от владения машинами падают.

Таким образом, массовое распространение роботов удешевляет и их самих. А значит, и налогообложение каждого робота со временем будет приносить казне все меньше и меньше доходов.

А пока идут дискуссии, плодами автоматизации и роботизации пользуется небольшое количество фирм-“суперзвезд”, становящихся на современных рынках монополистами и получающих огромные прибыли.

Волны автоматизации, накатывающиеся на общество, могут потребовать от корпораций-”суперзвезд” поделиться богатством. Либо через распределенные доли собственности (когда она становится общедоступной), либо через налогообложение доходов (когда она недоступна). Конечно же, Гейтс может пересмотреть свои цели, поскольку от компаний-монополистов проигрывают все: люди не могут рассчитывать на справедливое вознаграждение, а роботы не будут внедряться. Тогда доходов от роботизации для возмещения потерь работников в заработной плате — не хватит.

Читать еще:  Как подключить услугу «Везде как дома» от МТС ?!

Налог с роботов

В недавней новости была расписана новая идея Минфина о том, чтобы взимать эквивалент налога на доходы физлиц с “роботов” – не робототехники, разумеется, а продвинутых программ роботизации бизнес-процессов, позволяющих в отдельных случаях полностью заменить человека на рабочем месте. Подавалось это под таким соусом, что уплачиваемые налоги должны направляться в специальный фонд переподготовки кадров, что должно решить и без того актуальную проблему безработицы вследствие массовой замены “живой” рабочей силы на “роботов”. Интересно, что и “Деловая Россия”, согласно информации “Известий”, инициативу поддержала. Мы решили провести небольшой опрос самостоятельно и задали представителям российского бизнеса такие вопросы:

  1. Как Вы относитесь к идее введения в России налогового сбора с «роботов», и насколько это для Вас актуально (насколько активно Ваша компания осуществляет роботизацию)?
  2. Какие видите проблемы с практической реализацией (администрирование данного налога, контроль за распределением собранных средств — чтобы они действительно шли на заявленные цели, как обещано, и т.д.)?

Вот какие комментарии удалось получить (благодарим всех откликнувшихся).

Артем Лукин , основатель и совладелец компании ТЕХНОРЭД :

Все робототехнические компании смотрят на этот закон плохо. Россия и так на 48-м месте по уровню роботизации. После нас только Зимбабве. Роботизация и автоматизация – это единственный шанс повысить конкурентоспособность и качество российской продукции, снизить себестоимость. Во всем мире правительства выделяют субсидии на роботов, бесплатные кредиты, иногда сами финансируют внедрение роботов. А если у нас введут этот налог – на этом роботизация прекратится.

Я надеюсь и верю, что налог на роботов не введут, потому что и Дмитрий Анатольевич Медведев, и Владимир Владимирович Путин неоднократно поднимали вопрос по повышению автоматизации и роботизации наших российских предприятий. Все же помнят “Цифровая экономика 4.0”. Любой налог на роботов это будущее убьет. К тому же установку робота почти невозможно отследить, и у предприятий будет большой соблазн уйти в “тень”.

Но я все же считаю, что в ближайшие 5-10 лет мы с налогом на роботов не столкнемся. Основная налогооблагаемая база в России – это НДС, и как раз при внедрении роботов НДС — за счет повышения количества выпускаемой продукции — государство сможет собирать больше. Любой дополнительный налог на роботов убьет индустрию, которая только зарождается.

Кирилл Филенков , руководитель направления роботизации компании Bell Integrator :

Данная инициатива не только препятствует развитию роботизации в нашей стране, позиция которой на отечественном рынке и так довольно шаткая, но и отражает полную техническую неграмотность людей, предлагавших данную инициативу. Во-первых, по своей сути, любая роботизация – это разработка и внедрение программного продукта, автоматизирующее тот или иной бизнес-сценарий. Да, роботизация имеет особенности, связанные с простотой разработки и поддержки, а также низким Invasion level. Однако сути это не меняет.

А теперь скажите, почему мы не вводим налог на использование 1С? Или на использование Excel? Ведь эти два программных продукта позволяют сократить штат сотрудников. Графики и расчеты, которые создаются сейчас любым школьником в Excel, раньше создавали целые отделы, рассчитывая и чертя необходимые диаграммы.

Другой пример – автомобили. С их появлением практически исчезли профессии конюха и извозчика. На их места пришли новые профессии: водитель, инженер по починке автомобилей, авто мойщик. Зародились и развились целые отрасли, такие как машиностроение, нефтедобыча и обработка.

Этот процесс не нов и происходил в течение всей истории человеческой цивилизации. Препятствие техническому прогрессу, а также развитию IT индустрии не несет никакого экономического смысла и является подрывной деятельностью, которая наносит ущерб не только бизнесу, но и экономике и престижу Российской Федерации.

Алексей Королюк , генеральный директор хостинг-провайдера и регистратора доменов REG.RU :

Данный налог — преждевременный, так как сейчас люди по-прежнему нужны, и пока нет тенденции к безработице из-за вытеснения людей роботами. Сегодня безработица в России связана с экономическими проблемами, поэтому нужно бороться с их первоисточником, а не с попытками сделать нашу экономику более инновационной и прогрессивной. Наоборот, нужно поощрять автоматизацию во всех процессах, потому что это обеспечивает высокий рост ВВП страны.

У нас основными налогами являются НДС и налоги экспортного характера на дистрибуцию товаров. НДФЛ — далеко не главный, и его применение к работам, по меньшей мере, абсурдно сейчас, потому что они, в отличие от людей, не могут пожаловаться в трудовую или налоговую инспекцию по поводу неуплаты налогов. Добровольно заявлять о том, что кто-либо использует роботов — это странная мера, и абсолютно неопределенная с точки зрения того, какие работы требуют уведомления, а какие не требуют.

В целом, выглядит все очень странным и преждевременным. В нашей стране реализуются только первые шаги с использованием роботов, и по большей части в промышленности. Если обложить НДФЛ предприятия, где проводится сборка автоматизированным способом или обработка каких-то материалов, подготовка полуфабрикатов, то мы потеряем промышленность.

Конечно же, проблемы с администрированием налога будут колоссальными, ведь фактически невозможно рассчитать ни эффект от него, ни количество сэкономленных людей. Потому что большинство процессов, которые выполняет робот, не носят системный характер, а носят характер частичной загрузки человека. Есть робот, который выполняет какую-то задачу — ее человек может выполнять часть рабочего времени, нерегулярно, или в параллели с другими процессами. Все это вызывает вопросы расчета и вопросы в принципе. Например, если человек остается на рабочем месте, но ему помогает робот, чтобы он делал более эффективно свою работу или в большем объеме — считать это кейсом для обложения налогом или нет? И, конечно же, ключевой момент в том, что те программные продукты, которые осуществляют эту автоматизацию — они станут дороже (по всей видимости, налог можно взимать именно с этих компаний).

В таком случае, роботы подорожают, а значит — станут менее выгодны. В результате будут приобретаться зарубежные программные продукты, а российские окажутся не у дел, потому что будут в списке выпускающих роботизированное приложение. Ну и потом, никто не запрещал использовать Open Source, который вообще не регулируется и не виден никому из внешней среды.

Еще одна проблема заключается в том, что в целом классификация роботов непонятная, они сегодня делают все в нашем мире. Все, что является компьютером — это роботизированное действие.

Арсений Кондратьев , руководитель Liquid Studio Accenture в России:

Исходя из стоимости лицензий и услуг по роботизации, введение дополнительных сборов на RPA может свести на нет потенциальную пользу от роботизации, особенно учитывая надвигающийся НДС на зарубежное ПО. При этом непонятно, в чем ключевое отличие инструментов RPA от автоматизации с точки зрения налогообложения. Например, будет ли облагаться дополнительными сборами замещение ручного труда внедрением ERP систем.

Как Билл Гейтс защищает человечество от роботов

В докладе делался акцент на том, что роботы способствуют росту неравенства, и поэтому, возможно, «необходимо потребовать от корпораций регулярной отчётности о масштабах и доли вклада робототехники и искусственного разума в их экономические результаты для целей налогообложения и расчёта взносов в систему социального страхования».

Как казахстанцы создали робота, которым заинтересовалась Yamaha

Общественная реакция на предложение Дельво была чрезвычайно негативной, хотя заметным исключением стала позиция Билла Гейтса, который его поддержал. Но нам не следует с ходу отметать эту идею. В одном только прошлом году мы увидели, как начали распространяться устройства, подобные Google Home и Amazon Echo Dot (Alexa), которые частично заменяют помощников по дому. В Сингапуре автоматические такси без водителей компаний Delphi и nuTonomy вот-вот оставят без работы таксистов. А сервис Doordash начал заменять курьеров, доставляющих еду из ресторанов, миниатюрными самоуправляемыми машинками Starship Technologies.

Если эти и другие инновации, уничтожающие рабочие места, окажутся успешными, тогда призывы обложить их налогами будут, конечно, звучать намного чаще, поскольку, когда люди теряют работу, возникают человеческие проблемы: люди часто идентифицируют себя со своей работой, и они могли потратить годы на необходимую профессиональную подготовку. Оптимисты уверяют, что для людей, которых заменили технологии, всегда найдутся новые рабочие места. Но темпы революции роботов ускоряются, и одновременно растут сомнения, что такой подход сработает. Сторонники налога на роботов рассчитывают, что он поможет замедлить данные процессы (хотя бы временно) и обеспечит доходы, необходимые для финансирования адаптации людей, например, с помощью программ переподготовки уволенных работников.

Такие программы не менее важны, чем сам труд – для здоровой человеческой жизни, какой мы её знаем. В книге «Вознаграждающий труд» Эдмунд Фелпс подчёркивает фундаментальную важность сохранения своего «места в обществе, призвания». Когда множество людей теряет возможность находить работу, чтобы содержать свои семьи, возникают негативные последствия, и, как подчёркивает Фелпс, «функционирование всего общества может оказаться под угрозой». Иными словами, у роботизации есть побочные последствия, которые оправдывают определённое вмешательство государства.

Новое поколение роботов убережет Землю от землян

Критики налога на роботов утверждают, что понятие «робот» слишком размыто, а это затрудняет определение налоговой базы. Эти критики говорят также об огромных выгодах роботизации для роста производительности, которые невозможно отрицать.

Но давайте не будем слишком быстро исключать возможность введения хотя бы умеренных налогов на роботов в период, пока совершается переход в иной трудовой мир. Подобный налог должен стать частью более широкого плана по управлению последствиями революции роботов.

Любые налоги, за исключением аккордных, создают искажения в экономике. Но ни одно правительство не может ввести аккордный налог, то есть единый размер платежа для всех вне зависимости от их доходов и расходов, потому что такой налог тяжелее всего падает на плечи тех, у кого доходы невелики, и он растаптывает бедных, которые вообще могут оказаться не в состоянии его платить. Как следствие, налоги должны быть увязаны с деятельностью, указывающей на способность их выплачивать, при этом какой бы ни была эта деятельность, она в итоге лишается своих стимулов.

В 1927 году Фрэнк Рамсей опубликовал классическую работу, в которой доказывал, что для минимизации искажений, создаваемых налогами, надо облагать налогами все виды деятельности, и предложил свой вариант определения налоговых ставок. Его абстрактной теорией невозможно было руководствоваться при определении реальных налоговых ставок, однако она служит сильным аргументом против утверждений, что налог должен быть нулевым для всех видов деятельности, за некоторыми исключениями, или же что все виды деятельности должны облагаться по единой ставке.

Читать еще:  Ворд Онлайн - 5 сервисов для бесплатной работы с текстом

Казахстанцы продали малайзийцам «дерущихся роботов» за $500 тыс.

Деятельность, имеющая негативные побочные последствия, может облагаться более высокой ставкой налога, чем предложил бы Рамсей. Например, широко распространены налоги на алкогольные напитки. Алкоголизм является серьёзной социальной проблемой. Он разрушает браки, семьи и жизни. С 1920 по 1933 США экспериментировали с намного более резким вмешательством в работу рынка – был введён прямой запрет на алкогольные напитки. Однако выяснилось, что искоренить употребление алкоголя невозможно. Алкогольный налог, введённый одновременно с отменой «сухого закона», стал более мягкой формой дестимулирования.

В дискуссии о налоге на роботов надо учитывать альтернативные варианты борьбы с ростом неравенства. Здесь уместно вспомнить о возможности повышения прогрессивной шкалы подоходного налога и о введении «базового дохода». Однако эти меры не пользуются широкой общественной поддержкой. А если такой поддержки нет, тогда подобные меры, даже если они и реализуются, будут недолговечными.

Повышение налога на высокие доходы (обычно это происходит в военное время), как правило, оказывается временным явлением. В конечном итоге, большинству людей представляется естественным, что брать налоги с успешных людей ради помощи тем, кто менее успешен, унизительно для последних. И даже получатели таких подачек в реальности их, как правило, не очень-то хотят. Политики об этом знают, и обычно они не проводят свои избирательные кампании, опираясь на идею конфискации высоких доходов ради повышения низких.

В результате, для того чтобы смягчить проблему неравенства дохода, вызываемого роботизацией, надо переформатировать налоги. С политической точки зрения, может оказаться более приемлемо (а значит, и более устойчиво) облагать налогом роботов, а не одних только людей с высокими доходами. Это не будет налог на частный успех человека, как в случае с подоходным налогом, но в реальности такой подход предполагает некоторое повышение налогов на высокие доходы, если они заработаны за счёт деятельности, связанной с заменой людей на роботов.

Умеренный налог на роботов – даже временный налог, который лишь замедлит внедрение революционных технологий, – представляется естественным компонентом политики по решению проблем роста неравенства. Доходы от этого налога могут быть направлены на страхование зарплат, чтобы помочь людям, которых заменяют новые технологии, начать новую карьеру. Такой подход будет соответствовать нашему природному чувству справедливости, а значит, он с большей вероятностью будет устойчивым.

Copyright Project Syndicate ©. Перепечатка материала запрещена правообладателем.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

«Вкалывают роботы, а не человек»

Острословы в российском сегменте интернета живо подхватили тему. Сказалось хорошее знание фантастической литературы и кинематографа. В ход пошли шутки про налог на домашнего робота-пылесоса, заменившего уборщицу.

Пользователи считают, что человечество неотвратимо приближает восстание машин против «кожаных мешков», и рассуждают, за кем в этот раз придёт Терминатор (например, к налоговому инспектору).

Некоторые всерьёз озаботились больничными по ремонту или пенсионным обеспечением роботов, за использование труда которых планируют налогообложение, сравнимое с размером НДФЛ.

Похищение и кодирование корпоративной информации с целью получения выкупа набирает обороты последние два года. Хакерские группы объединяются для атак, создавая партнерские программы. В результате суммы выкупа выросли до десятков миллионов долларов. Эксперты ожидают роста таких атак в ближайшие годы, в том числе на средний и малый бизнес.

Любая рыночная нестабильность требует от владельцев бизнеса незамедлительной реакции: чем точнее и оперативнее ответ на вызовы рынка, тем больше у компании шансов сохранить существующий бизнес и создать новые источники прибыли. Какие основные шаги должны сделать строительные компании, чтобы принять вызовы новой нормальности?

Налог на роботов? Уже не фантастика

Билла Гейтса вряд ли можно отнести к поклонникам луддитов, но глава Microsoft может спровоцировать людей взяться за молоток, чтобы разбить их компьютеры. В недавнем интервью он выразил скептицизм относительно способности общества управлять процессом быстрой автоматизации. Размышляя о новых вызовах и необходимости предотвратить социальный кризис, Гейтс предложил ввести налог на роботов. По его мнению, если в результате темпы автоматизации замедлятся, обществу будет только лучше.

Такие предложения, если не считать их фантастическими, заинтриговывают. Более того, побуждают задуматься о проблеме автоматизации и ее неизбежных социально-экономических последствиях.

ВЗВЕСИТЬ ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

В каком-то далеком будущем роботы, приобретя сознание, могли бы тоже платить налоги, и делать это так же обыденно, как и мы с вами. (Вполне возможно, что и с таким же энтузиазмом.) Но это совсем не то, что Гейтс имеет в виду. Он утверждает, что роботы должны облагаться налогом уже сегодня, поскольку фирмы имеют рост прибыли за счет экономии в результате замещения человеческого труда. А сэкономленные деньги, по его мнению, можно направить, например, на переподготовку работников. Или на расширение услуг в здравоохранении и образовании, где многие рабочие места трудно автоматизировать. Скажем, связанные с уходом за старыми и больными людьми.

И возникает дилемма: какой негативный эффект выбрать — от ограничения внедрения роботов или от стимулирования их внедрения?

Внедрение роботов относится к капитальным вложениям, как и строительство доменной печи или покупка компьютера. Экономисты, как правило, советуют не облагать налогом такие вещи, которые позволяют экономике производить больше товаров и услуг. И наоборот, не приветствуют налогообложение, которое отпугивает инвестиции, делая людей беднее. По мнению Гейтса, инвестиции в роботов похожи на инвестиции в угольные генераторы (что стимулирует производство), но в отличие от последних роботизация вызывает социальные издержки, рассматриваемые экономистами как негативный эффект.

Быстрая автоматизация угрожает вытеснить работников со старых рабочих мест, причем такими темпами, что это не может быть компенсировано новыми, создающими рабочие места, секторами экономики. То есть избыток рабочей силы не будет поглощен новыми отраслями. Это может привести к социально дорогостоящей и долгосрочной безработице.

Налог на роботов в таком случае видится инструментом, который позволит сократить социальные издержки. И он, считает Гейтс, вполне может быть внедрен. Тем более что можно провести некоторую аналогию с налогом на вредные доменные выбросы, который позволяет сокращать загрязнение природной среды.

Но реальность сложнее, чем кажется. Инвестиции в роботов могут сделать рабочую силу более продуктивной, а вовсе не второстепенной. А попытка ввести налог на роботизацию может принести человечеству более ощутимые потери, чем нам представляется. Да, конкретные работники, вытесненные с рабочих мест роботами, пострадают. Но рабочие в целом могут даже выиграть от внедрения роботов: производительность труда повысится, себестоимость товаров и услуг снизится, и цены будут падать, повышая покупательную способность зарплат.

Замедление роботизации, например в здравоохранении, и сохранение людей на рабочих местах может выглядеть полезным способом поддержания социальной стабильности. Но если при этом расходы на здравоохранение продолжат стремительно расти, пожирая рост доходов трудящихся, то это пиррова победа.

СЛИШКОМ МЕДЛЕННО

Для реализации предложений Гейтса имеется ряд препятствий. На самом деле автоматизация и роботизация экономики происходит не только не слишком быстро, а даже слишком медленно. Вытеснение рабочих машинами может быть зарегистрировано, если значительно увеличатся темпы экономического роста и производительность труда. Однако после взрывного роста производительности труда, отмеченного в конце 1990-х и начале 2000-х годов, американская экономика неизменно разочаровывает своими показателями. Того роста уже нет.

Гейтса, понятно, беспокоят последствия надвигающейся эры автоматизации, в которой беспилотные машины или компьютеры, управляющие складами, заменят человека. И на это следует обратить внимание сейчас, поскольку экономика уже, можно сказать, купается в дешевой рабочей силе. Возможно, что продолжение сегодняшней налоговой политики, которая не мешает фирмам направлять средства на трудо- сберегающие технологии, приведет к еще большему удешевлению рабочей силы. Но в этом ли смысл развития? В том, чтобы люди стояли в очередях за рабочими местами с минимальной зарплатой.

Кажется, что предложение Гейтса увеличить расходы компаний на внедрение роботов и замещение живого труда уже запоздало: роботы еще не стали объектами налогообложения, а автоматизация продолжает вытеснять людей и удешевлять труд. И чтобы спасти людей от крайней бедности, необходимо предусматривать определенную долю в капитальных расходах на удовлетворение потребностей уволенных работников.

ВЫБОР СТРАТЕГИИ

Так какой путь избрать? Накапливать собственный капитал — это одна стратегия. Например, водители такси могут стать собственниками машин, что приведет к росту доходов как за счет своего труда, так и за счет использования собственности. Налогообложение роботов с перераспределением дополнительных доходов — другая стратегия.

Но выбор еще не сделан, а тем временем машины вытесняют людей из производства. Это вызов развитию человеческого общества. “Доля труда” — общего дохода, выплаченного в виде зарплаты, — падает на протяжении десятилетий.

В обилии рабочей силы отчасти виноваты владельцы факторов производства (экономических ресурсов). В более выгодном положении находятся работники Кремниевой долины, поскольку их труд находится под защитой как интеллектуальная собственность, и они могут торговаться за его стоимость. Но машины создают угрозы и для “креативного” класса: автоматизация сбивает цены и на их изобретения, да и сами изобретения могут стать такими же обильными, как люди. И если каждый водитель фуры должен пройти индивидуальное обучение, то автономные системы вождения можно дублировать бесконечно. Но избыточное количество машин приводит к тем же последствиям, что и избыточная рабочая сила: доходы от владения машинами падают.

Таким образом, массовое распространение роботов удешевляет и их самих. А значит, и налогообложение каждого робота со временем будет приносить казне все меньше и меньше доходов.

А пока идут дискуссии, плодами автоматизации и роботизации пользуется небольшое количество фирм-“суперзвезд”, становящихся на современных рынках монополистами и получающих огромные прибыли.

Волны автоматизации, накатывающиеся на общество, могут потребовать от корпораций-”суперзвезд” поделиться богатством. Либо через распределенные доли собственности (когда она становится общедоступной), либо через налогообложение доходов (когда она недоступна). Конечно же, Гейтс может пересмотреть свои цели, поскольку от компаний-монополистов проигрывают все: люди не могут рассчитывать на справедливое вознаграждение, а роботы не будут внедряться. Тогда доходов от роботизации для возмещения потерь работников в заработной плате — не хватит.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector