4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое выгорание на работе, и как от него оправиться

Содержание

Что такое выгорание на работе, и как от него оправиться

Возможно, вы уже слышали о синдроме эмоционального выгорания. Люди могут иногда испытывать усталость, проблемы со сном, раздражительность или потерю концентрации. Но если сразу несколько из этих неприятных симптомов проявляются продолжительное время — это может быть сигналом более серьезной проблемы. Этот феномен официально обозначают термином «эмоциональное выгорание» (от англ. burnout).

В 2019 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) подробно описала состояние и включила этот профессиональный синдром в 11-й пересмотренный вариант Международной классификации болезней (МКБ 11). Синдром не является заболеванием. Его отнесли к классу «Факторы, влияющие на состояние здоровья населения и обращения в учреждения здравоохранения». Другими словами, выгорание может становиться причиной и вызвать проявление других болезней.

Выгорание свойственно людям, подвергающимся постоянному стрессу на работе. Этот синдром характеризуется сразу несколькими состояниями. Он может вызывать отрицательные физические явления, связанные с сердечно-сосудистыми заболеваниями или мышечными болями.

Фото: pexels.com

Общее состояние человека при выгорании характеризуется несколькими признаками:

  • Эмоциональное и физическое истощение (усталость, разочарование);
  • Цинизм или отрешенность (потеря контакта с клиентами или коллегами);
  • Пропадает удовлетворение от выполненной работы.

Постоянный стресс на работе активизирует сразу несколько внутренних систем организма. Гормональную, метаболическую, иммунную и сердечно-сосудистую системы. Если человек слишком часто испытывает стресс, эти системы не могут вернуться в нормальное состояние и постоянно находятся в возбуждении. Этот процесс может привести к изменениям иммунных и воспалительных реакций организма. Это часто становится причиной появления серьезных заболеваний, таких как ишемическая болезнь сердца.

Есть несколько способов профилактики этого состояния. Важнейший способ предотвратить выгорание — это качественный отдых во время и после работы. Психолог называет это процессом восстановления. Именно восстановление после работы помогает избавиться от истощения, а не сосредоточение усилий на повышении продуктивности и улучшении результатов работы.

Избежать выгорания: практические советы

Профвыгорание и его причины

«У меня первые симптомы выгорания проявились на седьмом году работы. Добившись неплохих результатов в сфере литигации, мне стало скучно. Отчасти это было вызвано тем, что за короткий период я провел несколько громких процессов в ВАС и ВС, после чего споры в нижестоящих инстанциях не вызывали у меня интереса. При этом любой проигрыш стал восприниматься еще болезненней и приводил к разочарованиям», – рассказал партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов. Он добавил, что не знаком ни с одним состоявшимся правоведом, который бы за свою карьеру не сталкивался с этой проблемой. Проявляется профвыгорание, по словам члена Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при СФ Евгения Корчаго, в снижении активности, отсутствии желания брать новые дела, появлении чувства безысходности, потере веры в возможность изменить что-то в лучшую сторону. «Выглядит это так, будто в человеке садится батарейка. Он не может позволить себе расслабиться, в итоге постепенно теряет интерес к происходящему, демотивируется, начинает делать не так, как нужно, а как проще», – сообщил партнер «ФБК-Право» Александр Ермоленко.

Причин профвыгорания множество: бешеный ритм, многозадачность современного юрбизнеса, поток типовых поручений, отсутствие положительной обратной связи от руководства или клиентов, слабые перспективы карьерного роста, усталость и банальная привычка, рутина каждодневного рабочего процесса. Управляющий партнер КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева уверена: рутинная и однотипная деятельность рано или поздно приводит к тому, что не так уж и хочется морковку в виде премий, бонусов и возможного партнерства. «При этом рутина – не обязательно выполнение технических скучных заданий. Поверьте, любая, даже супер интересная активность рано или поздно может превратиться в рутину. Случится это или нет, зависит исключительно от самого юриста», – считает старший юрист Noerr Анна Сорокина.

В определённый момент я перестала видеть смысл в работе, потеряла к ней интерес. Время стало делиться на работу и настоящую жизнь (по выходным и в отпусках). Это неминуемо сказалось на моей эффективности, КПД упал, а приходить в офис становилось всё тяжелее и тяжелее. Потребовалось продолжительное время и серьёзная работа над собой, чтобы вернуться в конструктивное состояние.

Анна Сорокина, старший юрист Noerr

Кто в зоне риска

Эксперты утверждают, что профвыгоранию наиболее подвержены уголовные юристы. «Особенность работы уголовного адвоката, специализирующегося на защите, заключается в небольшом количестве побед. Это может выступать сильным демотивирующим фактором, особенно когда ты длительное время бьешься за своего клиента, а в итоге он получает обвинительный приговор», – говорит партнер АБ «Забейда и партнеры» Дарья Константинова. С ней согласился Корчаго: «Из-за создаваемых органами правопорядка и судами ситуаций, при которых складывается ощущение максимально низкой эффективности работы защитника по уголовным делам либо адвоката в спорах с органами госвласти, появляются мысли просто уйти из профессии».

Адвокат, управляющий партнёр АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда рассказал, почему так происходит: «Несмотря на то, что адвокат может сам выбирать, какими делами ему заниматься, карьера специалиста в соло-практике имеет свой потолок. Частнопрактикующему адвокату можно расти, достигая существенных результатов и, как следствие, увеличивая качество своих клиентов, а затем и цену за услуги. Однако в отсутствие команды бесконечно повышать цену не получится. Не доверяя другим и не имея желания делегировать свою работу, адвокат рискует надолго застрять на одном уровне. Затем уходит интерес и приходит лень, вследствие чего глаза потухают». По мнению Забейды, профессиональное выгорание также свойственно следователям: «Им, как правило, внутри системы внушают, что на гражданке они никому не нужны и нет смысла куда-то рыпаться. В пример приводят соседа по кабинету, который уходил, а потом вернулся, но уже с понижением в должности, так как его ставку занял другой. Если работник находится на должности уже длительное время, а перспектив карьерного роста нет, он начинает думать, как досидеть до пенсии без происшествий, а потом строить альтернативную карьеру сотрудника безопасности или адвоката».

В моей жизни был такой момент, когда я перешел на новое место работы и объем задач резко увеличился. Я долго не мог заснуть по вечерам, по два-три часа перебирал мысли в голове, а утром не чувствовал себя отдохнувшим, быстро утомлялся, был крайне раздражительным и часто болел. Длилось это примерно в течение года.

Владимир Китсинг, партнер МКА «Князев и партнеры»

Как бороться с выгоранием

Каждый, кто сталкивался с профвыгоранием, предлагает свой метод.

Чтобы заново воодушевиться своей работой, юристу, по мнению Расторгуевой, нужно изменить сферу деятельности (например, в части отрасли или практики), свои обязанности или полномочия. Например, если юрист был занят делами преимущественно одной категории, то привлечение его к другим делам может профессионально взбодрить. Когда специалист работает давно, надо постараться дать ему большую самостоятельность и одновременно ответственность. Эффективно способствовать профессиональному росту сотрудника, поощрять его научную или преподавательскую деятельность, а также наставничество. В идеале желательно не забывать про необходимость поддержания соревновательного духа. «Не нужно давать себе надолго оставаться в зоне комфорта. Советую регулярно ставить новые цели и задачи, расширять горизонты своей картины мира», – заявил Забейда. «Если посмотреть назад на мой опыт и на опыт коллег, можно сделать вывод, что спасением от профвыгорания будет обычное разнообразие. Проекты, клиенты, задачи, цели, сферы и юрисдикции, в которых вы себя реализуете как юрист – все должно быть разным, меняться. Это ведь интересно, это обогащает», – считает партнер «Яковлев и партнеры» Кира Корума. Когда Хлюстов столкнулся с профвыгоранием, он стал намного больше времени уделять исследованию судебной практики и чтению профессиональной литературы: «Это помогало повысить уровень теоретических знаний и в то же время насладиться красотой разрешения конкретных споров. Дополнительно мне захотелось сделать что-то полезное для коллег, и я начал работу над энциклопедией правовых позиций ВС и ВАС по вещным спорам. К настоящему времени вышло уже две книги. Несмотря на тот факт, что процесс обобщения и анализа правовых позиций оказался очень трудоемким, он мне интересен и помогает отвлечься от рутинных профессиональных забот». А Сорокиной для возвращения энергии не потребовалось даже менять работу: «Было достаточно просто выйти из зоны комфорта и открыться новому, а именно пойти учиться. Для меня лично выгорание начинается там, где заканчивается развитие, где человек подсознательно подводит черту под своим опытом и знаниями, останавливается на достигнутом и начинает относиться к своему делу как к простому набору задач, которые надо выполнить».

Полюбить свою работу

«У меня никогда не было профессионального выгорания в силу того, что я очень люблю свою профессию и наша любовь всегда была, есть и будет взаимной», – уверена советник «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. По мнению партнера КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергея Патракеева, выгорает человек, который постоянно решает задачи в условиях стресса и не имеет возможности прочувствовать награду за успех. Тот же, кто получает от своей работы удовольствие, не выгорает. Соответственно, чтобы не выгореть, надо заняться тем, что будет в удовольствие. «Хорошо помогает осознание мысли: если из профессии уйдут неравнодушные люди, которым не плевать на проблемы доверителей, то кто будет пытаться менять существующую систему? Ведь дорогу осилит идущий. После этого, как правило, происходит ситуация, в которой удается добиться чего-то существенного и помочь кому-то из доверителей в практически безнадежном деле», – сообщил Корчаго. А Хлюстов заявил, что после профвыгорания стал более скрупулезно выбирать дела, прежде чем взяться за них: «Если раньше мне было достаточно наличия правовой позиции по делу, то теперь я стал обращать внимание, действительно ли мне будет интересно вести этот спор. В итоге процент сложных и интересных дел существенно вырос. Конечно, не все такие дела удавалось выиграть, но победа приносила несоизмеримое удовлетворение».

Взять отпуск, б ольше времени проводить с семьей и друзьями, высыпаться

Одной из причин выгорания является большое количество времени, проведенное на работе: человек рано встает, поздно ложится, теряет концентрацию. «Поэтому нужно выключать телефон хотя бы перед сном и высыпаться», – уверен управляющий партнер «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов. Такой же совет дал Патракеев: «Многих это, наверное, удивит, но без их активной переписки мир не рухнет и даже работа не остановится». В «ФБК-Право», по словам Ермоленко, стараются давать каждому сотруднику 2 или 4 отпуска в год в общей сложности на 4 недели. «Смена обстановки положительно влияет на мышление. Иногда нужно абстрагироваться от проблемы или сложного кейса, сделать паузу, провести время с семьей, отправиться в путешествие», – уверен руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. «Важно определить для себя правильный баланс между работой и личной жизнью. У меня это не всегда получается, но меня спасает общение с близкими и друзьями. Вообще контакты с людьми из других профессий и сфер жизни бесценны», – заявила Корума.

Когда в твоей практике случаются победы, даже небольшие, это дает сильный заряд не опускать руки, а двигаться дальше с той же энергией, прикладывая при этом все свои усилия. Если у меня плохое настроение, я вспоминаю фразу из книги «Убить пересмешника»: «Мужество — это когда заранее знаешь, что ты проиграл, все-таки берешься за дело и наперекор всему на свете идешь до конца. Побеждаешь очень редко, но иногда все-таки побеждаешь.

Читать еще:  Полное руководство с советами для Samsung Galaxy S3. Полное руководство с советами для Samsung Galaxy S3 Лучшее для галакси с 3

Дарья Константинова, партнер АБ «Забейда и партнеры»

Хобби отлично помогает справляться со стрессом, именно поэтому оно так популярно у юристов. Некоторые предпочитают спокойные и творческие занятия, например рисование. «Я рисую с детства, в 10 лет даже была иллюстратором в издательстве АСТ. Тогда я в основном занималась графикой. Сейчас все чаще рисую людей на долгих совещаниях казенными ручками на казенных блокнотах. Надо сказать, что это происходит в основном на автомате и не мешает ни слушать, ни говорить», – призналась проректор МГЮА по учебной и методической работе Екатерина Тягай. «Мое хобби на протяжении всей жизни – это живопись. Не так давно я увлеклась fashion иллюстрацией. Сначала подруги просили советы по выбору фасона и ткани для платьев, я начала рисовать эскизы, а потом как-то незаметно взялась за шитье. Сначала это было, скорее, декорирование, а сейчас перешло в пошив одежды. Для меня это замена рисованию. Процесс сам по себе творческий, да и какая девушка не любит наряды? Сейчас занимаюсь с преподавателем, так как хочется реализовывать задумки, которые из простых превратились в многослойные», – рассказала адвокат ЮК «Митра» Алина Зеленская. А адвокат, руководитель практики «Рынки капитала», управляющий партнер «Андрей Городисский и партнеры» Андрей Городисский в 2000 году так увлекся подводной фотографией, что за эти 18 лет погружался с камерой практически во всех наиболее интересных для фотографа акваториях. «Подводная фотография – это потрясающие путешествия в самые восхитительные и экзотические уголки планеты. Это многочисленные встречи с сильными, добрыми и улыбчивыми людьми разных национальностей и цвета кожи, которые стараются помочь тебе добиться успеха. Это возможность увидеть своими глазами удивительную красоту подводного мира и его обитателей. Наконец, это верные и веселые друзья из нашего подводного клуба, с которыми мы колесим по всему свету», – описывает Городисский. В прошлом году в ЦДХ даже прошла его персональная выставка «Уровень моря», на которой была представлена коллекция фотографий, собранных из 60 с лишним стран.

Многие сходятся во мнении, что лучшее средство от выгорания – занятия спортом. Дело в том, что для больших нагрузок нужен регулярный источник энергии и спорт с этим здорово справляется. Среди юристов очень популярен парусный спорт. «С 2013 года я открыла для себя мир яхтинга и с тех пор сходила в 10 походов, приняла участие в семи регатах, в трех из которых была организатором, и трижды заняла первое место в составе экипажа. В общем, 2000 морских миль позади. Парус для меня – невероятная свобода и постоянное развитие, тренинг терпения и выносливости, умения работать в команде. Это гарантия от профессионального выгорания, поскольку нельзя одновременно работать на шкотах и думать о судебных процессах», – считает председатель московской КА «Юлова и партнеры» Елена Юлова. Управляющий партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев начал заниматься парусным спортом более 10 лет назад: «Тогда я в команде Московского клуба адвокатов принял участие в Открытом чемпионате России по парусному спорту. С тех пор в составе команды бюро я неоднократно участвовал в различных регатах. В прошлом году на палубе получил серьезную травму, но вместо того чтобы отказаться от этого увлечения, решил сменить парусную яхту на моторную. Я рассчитываю построить на европейской верфи собственную яхту и управлять ей самостоятельно без шкипера». В компании «ИНТЕЛЛЕКТ-С» яхтинг – коллективное хобби. «Его инициатором был управляющий партнер Евгений Шестаков, которого как-то раз заманили на любительскую регату, а потом он уже сагитировал остальных. Гоняемся в основном на озерах возле нашего города [Екатеринбург – ред.], но раз в год выезжаем в теплые края: Турцию, Кипр, Италию – где берем яхту в аренду. Мы уже участвовали и побеждали в любительских регатах под предводительством профессионального шкипера», – сообщил руководитель практики ВЭД и МЧП «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев. Он уверен, что яхтинг развивает навыки работы в команде и интеллектуальные способности, – недаром его называют шахматами на воде.

Обратиться к врачу

Если ничего из вышеперечисленного не помогает, стоит получить консультацию специалиста в этой области. Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг рассказал, как из-за смены места работы и большого объем задач у него случилось профвыгорание, справиться с которым помогли медики. После обследования ему поставили диагноз «хроническая усталость», дали рекомендации по изменению графика работы, питания, регулярным занятиям спортом, а также настояли на срочном переключении деятельности минимум на четыре недели. «Я уехал на месяц на море, по возвращении начал регулярно заниматься спортом, изменил режим питания (4–5 раз в сутки небольшими порциями) и график работы (суббота и воскресенье у меня стали строго временем для семьи и отдыха). Так врачи научили меня накапливать и восстанавливать силы. И хотя работы все еще было достаточно много, я изменил к ней подход – мир не рухнет, если я не успею чего-то сделать сегодня, куда-то опоздаю или не сделаю это в самом лучшем виде. Ушла постоянная напряженность, что я что-то не успею сделать или сделаю не так. Возможно, это звучит немного странно для юриста, который должен все делать в лучшем виде, но, как ни странно, качество работы при таком подходе не ухудшилось. Просто я разрешил себе делать ошибки, и этих ошибок стало меньше», – признался Китсинг.

Причины выгорания

Выгорание начинается на рабочем месте и среди окружающих вас людей , Это усугубляет стресс на другой уровень. Если вы перегружены работой, недооценены и не в отпуске, это может привести к выгоранию. Ниже перечислены некоторые из причин выгорания:

  • Отсутствие признания на рабочем месте
  • Ожидания работы
  • Чувство, что на работе все не соответствует действительности
  • Постоянная работа в среде высокого давления на работе с крайним сроком окончания
  • Монотонная работа в офисе
  • Очень мало времени или вообще нет времени проводить с друзьями вне офиса
  • Ни одна компания, кроме коллег по офису
  • Отсутствие или отсутствие сна для себя чтобы оправиться от ежедневного износа

Читайте также: Знание того, как справиться с тревогой

Найдите время, чтобы оправиться от травм и профессионального выгорания

Месяц назад журналистка Los Angeles Times Сонали Кохли объявила в Твиттере, что берет три недели отпуска, чтобы прийти в себя после освещения тяжелых событий, включая массовые расстрелы и пожары, повлекшие человеческие жертвы. Ее слова нашли отклик у многих журналистов. Кохли призналась, что хочет отдохнуть физически и психологически и что решила поделиться своим опытом в надежде помочь людям, находящимся в подобной ситуации.

Многие журналисты страстно любят свою работу и не жалеют себя, но темы, которые мы освещаем, а также высокая конкуренция и финансовая нестабильность влияют на наше самочувствие. Это отражается на нашей способности концентрироваться, сопереживать и чувствовать, что мы служим важной цели.

thread. As journalists we talk a lot ab the work we do but not about the recovery time we need. So I am about to take 3 weeks off, and I’m going to tell you why, in case it helps other people take time off without feeling guilty. /1

Говорим ли мы о журналистах, занимающихся расследованиями, которым приходится обрабатывать психологически тяжелую информацию; о репортерах последних новостей, рассказывающих об ужасных событиях, происходящих, возможно, в их собственных сообществах; о редакторах, день за днем проверяющих информацию или правящих статьи о травмирующих психику событиях; фрилансерах, охотящихся за историями, или комментаторах, сталкивающихся с преследованиями в сети, – все могут столкнуться с необходимостью предпринимать что-то для поддержки своего психического здоровья. Однако разговор о травме и профессиональном выгорании до сих пор остается своего рода табу.

«В идеале хорошо все устроить так, чтобы вам не приходилось делать перерыв и отдыхать от работы, – говорит Брюс Шапиро, исполнительный директор Центра журналистики и травмы Дарт. – Если вы можете позаботиться о себе в процессе работы, это значительно снижает вероятность возникновения кризиса».

Центр Дарт предлагает советы для журналистов, включая работу с травмирующими изображениями и историями и рекомендации избегать социальной изоляции, высыпаться, правильно питаться и заниматься физическими упражнениями.

Эксперт по проблеме профессионального выгорания и профессор психологии университета Беркли Кристина Маслак считает, что нет простого решения этой проблемы. «Я не спорю, что отпуск и смена деятельности помогают. Я имею в виду – нам всем бы это не помешало, – говорит она. – Но решит ли это проблему профессионального выгорания? Мой ответ – нет».

По словам Маслак, профессиональное выгорание – это реакция организма на хронический стресс на работе, что приводит к крайней физической усталости, циничному отношению к работе и негативному отношению к себе.

«Люди обычно относятся к этому, как к болезни: это твоя проблема, твоя слабость, твой вид инвалидности», – говорит она. Такой подход не затрагивает причин, вызывающих стресс.

Хотя некоторые новостные организации начали принимать участие в программах по информированию о проблемах психического здоровья – Шапиро называет среди них ABC, BBC, Reuters и Associated Press, большинство до сих пор игнорируют эту проблему.

В то же время многие журналисты не осознают, что необходимо снизить интенсивность работы, обратиться за помощью или взять отпуск. Чтобы помочь журналистам, которые работают в редакциях, где нет доступа к программам, включающим поддержку коллег и профессионалов, мы поговорили с экспертами о признаках стресса или выгорания у людей, имеющих дело с травмирующей информацией.

Продолжительные и неконтролируемые изменения

Представитель Центра Дарт Брюс Шапиро объясняет, что важным тревожным признаком вторичной травмы считаются навязчивые, мешающие работе и сну воспоминания или образы, появившиеся в результате освещения сложных, а иногда и шокирующих ситуаций.

Довольно часто журналисты сталкиваются с такими кратковременными явлениями после освещения травмирующих ситуаций. «Если вы в течение пары ночей страдаете от кошмаров, это еще не значит, что у вас начинается посттравматический стресс, – объясняет Шапиро, – но если это продолжается больше месяца, значит, вам нужна помощь».

Если вы замечаете, что перестали успевать к дедлайнам, эффективность вашей работы снизилась, а, может быть, вы злоупотребляете алкоголем или наркотиками – и все это длится дольше пары недель, не следует игнорировать такую ситуацию.

Социальная изоляция

«Существует немало свидетельств, что общение с коллегами и друзьями можно назвать наиболее важной защитой от профессионального выгорания для журналистов и других людей, чья профессия связана с постоянным стрессом», – утверждает Шапиро. Он добавляет, что социальная изоляция – важный показатель психологического стресса.

Избегайте изоляции и учитесь у людей, которым вы доверяете: профессионалов, партнеров, родственников, коллег или начальников. Возможно, ваши коллеги сталкивались с подобными трудностями и смогут вас хорошо понять. Даже если вы не хотите рассказывать о своих чувствах, простой разговор о работе или о том, чему вы научились, может быть очень полезным, добавляет Шапиро.

Негативная реакция на других и на себя

Испытывающие последствия профессионального выгорания люди чувствуют себя физически и психологически истощенными, у них развивается враждебное отношение к работе и к самим себе. Люди начинают сомневаться, хорошие ли они профессионалы, винят себя в вещах, которые не могут контролировать, или чувствуют, словно попали в западню. «Такие вещи разрушают психику, и люди теряют интерес к работе», – описывает Маслак эффект психологического выгорания.

Это не просто личная проблема людей, как думают многие, это проблема общества и организаций. «Выгорание оказывает негативный эффект на друзей человека, на его семью, на людей, с которыми этот человек работает, – говорит Маслак. – Это влияет на экономику и приводит к большему количеству пропусков рабочего времени».

По мнению Маслак, профессиональное выгорание – признак того, что неправильно организован рабочий процесс, это не вина сотрудников.

Источник фотографии Maria Teneva, лицензия CC сайта Unsplash.

4. Социальное утомление – яркий признак эмоционального выгорания

Если чувствуете, что вам внезапно все надоели, – пора срочно заняться своим отдыхом. Раздражение к людям не берется на пустом месте – обычно это проекция собственных неудовлетворенностей, нереализованных желаний и банальная усталость.

Читать еще:  Half-Life: Alyx теперь поддерживает мастерскую Steam

Как с этим бороться? Возьмите время для себя, отключитесь от потока чужих жизней в соцсетях, уделите внимание своим хотелкам, выспитесь.

7. Лев

23.07 – 23.08

Представители огненного знака горды и амбициозны. Если Льву удастся взять под контроль эти черты своего характера, то он станет настоящим «царем» каменных джунглей. К сожалению, совладать со своими порывами Льву удается не всегда. Так, гордость не позволяет Льву соглашаться на менее оплачиваемую, но более перспективную работу. Представители знака считают ниже своего достоинства заниматься непрестижными, рутинными задачами, а также не любят подчиняться вышестоящим лицам. В то же время чрезмерная амбициозность приводит к тому, что Лев соглашается строить карьеру в той сфере, которая совсем ему неинтересна, но приносит большие деньги. Тем не менее даже в заведомо проигрышной ситуации Львы способны извлечь для себя выгоду, и со временем им удается стать незаменимыми специалистами в своей сфере.

Причины выгорания

Выгорание начинается на рабочем месте и среди окружающих вас людей , Это усугубляет стресс на другой уровень. Если вы перегружены работой, недооценены и не в отпуске, это может привести к выгоранию. Ниже перечислены некоторые из причин выгорания:

  • Отсутствие признания на рабочем месте
  • Ожидания работы
  • Чувство, что на работе все не соответствует действительности
  • Постоянная работа в среде высокого давления на работе с крайним сроком окончания
  • Монотонная работа в офисе
  • Очень мало времени или вообще нет времени проводить с друзьями вне офиса
  • Ни одна компания, кроме коллег по офису
  • Отсутствие или отсутствие сна для себя чтобы оправиться от ежедневного износа

Читайте также: Знание того, как справиться с тревогой

Найдите время, чтобы оправиться от травм и профессионального выгорания

Месяц назад журналистка Los Angeles Times Сонали Кохли объявила в Твиттере, что берет три недели отпуска, чтобы прийти в себя после освещения тяжелых событий, включая массовые расстрелы и пожары, повлекшие человеческие жертвы. Ее слова нашли отклик у многих журналистов. Кохли призналась, что хочет отдохнуть физически и психологически и что решила поделиться своим опытом в надежде помочь людям, находящимся в подобной ситуации.

Многие журналисты страстно любят свою работу и не жалеют себя, но темы, которые мы освещаем, а также высокая конкуренция и финансовая нестабильность влияют на наше самочувствие. Это отражается на нашей способности концентрироваться, сопереживать и чувствовать, что мы служим важной цели.

thread. As journalists we talk a lot ab the work we do but not about the recovery time we need. So I am about to take 3 weeks off, and I’m going to tell you why, in case it helps other people take time off without feeling guilty. /1

Говорим ли мы о журналистах, занимающихся расследованиями, которым приходится обрабатывать психологически тяжелую информацию; о репортерах последних новостей, рассказывающих об ужасных событиях, происходящих, возможно, в их собственных сообществах; о редакторах, день за днем проверяющих информацию или правящих статьи о травмирующих психику событиях; фрилансерах, охотящихся за историями, или комментаторах, сталкивающихся с преследованиями в сети, – все могут столкнуться с необходимостью предпринимать что-то для поддержки своего психического здоровья. Однако разговор о травме и профессиональном выгорании до сих пор остается своего рода табу.

«В идеале хорошо все устроить так, чтобы вам не приходилось делать перерыв и отдыхать от работы, – говорит Брюс Шапиро, исполнительный директор Центра журналистики и травмы Дарт. – Если вы можете позаботиться о себе в процессе работы, это значительно снижает вероятность возникновения кризиса».

Центр Дарт предлагает советы для журналистов, включая работу с травмирующими изображениями и историями и рекомендации избегать социальной изоляции, высыпаться, правильно питаться и заниматься физическими упражнениями.

Эксперт по проблеме профессионального выгорания и профессор психологии университета Беркли Кристина Маслак считает, что нет простого решения этой проблемы. «Я не спорю, что отпуск и смена деятельности помогают. Я имею в виду – нам всем бы это не помешало, – говорит она. – Но решит ли это проблему профессионального выгорания? Мой ответ – нет».

По словам Маслак, профессиональное выгорание – это реакция организма на хронический стресс на работе, что приводит к крайней физической усталости, циничному отношению к работе и негативному отношению к себе.

«Люди обычно относятся к этому, как к болезни: это твоя проблема, твоя слабость, твой вид инвалидности», – говорит она. Такой подход не затрагивает причин, вызывающих стресс.

Хотя некоторые новостные организации начали принимать участие в программах по информированию о проблемах психического здоровья – Шапиро называет среди них ABC, BBC, Reuters и Associated Press, большинство до сих пор игнорируют эту проблему.

В то же время многие журналисты не осознают, что необходимо снизить интенсивность работы, обратиться за помощью или взять отпуск. Чтобы помочь журналистам, которые работают в редакциях, где нет доступа к программам, включающим поддержку коллег и профессионалов, мы поговорили с экспертами о признаках стресса или выгорания у людей, имеющих дело с травмирующей информацией.

Продолжительные и неконтролируемые изменения

Представитель Центра Дарт Брюс Шапиро объясняет, что важным тревожным признаком вторичной травмы считаются навязчивые, мешающие работе и сну воспоминания или образы, появившиеся в результате освещения сложных, а иногда и шокирующих ситуаций.

Довольно часто журналисты сталкиваются с такими кратковременными явлениями после освещения травмирующих ситуаций. «Если вы в течение пары ночей страдаете от кошмаров, это еще не значит, что у вас начинается посттравматический стресс, – объясняет Шапиро, – но если это продолжается больше месяца, значит, вам нужна помощь».

Если вы замечаете, что перестали успевать к дедлайнам, эффективность вашей работы снизилась, а, может быть, вы злоупотребляете алкоголем или наркотиками – и все это длится дольше пары недель, не следует игнорировать такую ситуацию.

Социальная изоляция

«Существует немало свидетельств, что общение с коллегами и друзьями можно назвать наиболее важной защитой от профессионального выгорания для журналистов и других людей, чья профессия связана с постоянным стрессом», – утверждает Шапиро. Он добавляет, что социальная изоляция – важный показатель психологического стресса.

Избегайте изоляции и учитесь у людей, которым вы доверяете: профессионалов, партнеров, родственников, коллег или начальников. Возможно, ваши коллеги сталкивались с подобными трудностями и смогут вас хорошо понять. Даже если вы не хотите рассказывать о своих чувствах, простой разговор о работе или о том, чему вы научились, может быть очень полезным, добавляет Шапиро.

Негативная реакция на других и на себя

Испытывающие последствия профессионального выгорания люди чувствуют себя физически и психологически истощенными, у них развивается враждебное отношение к работе и к самим себе. Люди начинают сомневаться, хорошие ли они профессионалы, винят себя в вещах, которые не могут контролировать, или чувствуют, словно попали в западню. «Такие вещи разрушают психику, и люди теряют интерес к работе», – описывает Маслак эффект психологического выгорания.

Это не просто личная проблема людей, как думают многие, это проблема общества и организаций. «Выгорание оказывает негативный эффект на друзей человека, на его семью, на людей, с которыми этот человек работает, – говорит Маслак. – Это влияет на экономику и приводит к большему количеству пропусков рабочего времени».

По мнению Маслак, профессиональное выгорание – признак того, что неправильно организован рабочий процесс, это не вина сотрудников.

Источник фотографии Maria Teneva, лицензия CC сайта Unsplash.

Избежать выгорания: практические советы

Профвыгорание и его причины

«У меня первые симптомы выгорания проявились на седьмом году работы. Добившись неплохих результатов в сфере литигации, мне стало скучно. Отчасти это было вызвано тем, что за короткий период я провел несколько громких процессов в ВАС и ВС, после чего споры в нижестоящих инстанциях не вызывали у меня интереса. При этом любой проигрыш стал восприниматься еще болезненней и приводил к разочарованиям», – рассказал партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов. Он добавил, что не знаком ни с одним состоявшимся правоведом, который бы за свою карьеру не сталкивался с этой проблемой. Проявляется профвыгорание, по словам члена Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при СФ Евгения Корчаго, в снижении активности, отсутствии желания брать новые дела, появлении чувства безысходности, потере веры в возможность изменить что-то в лучшую сторону. «Выглядит это так, будто в человеке садится батарейка. Он не может позволить себе расслабиться, в итоге постепенно теряет интерес к происходящему, демотивируется, начинает делать не так, как нужно, а как проще», – сообщил партнер «ФБК-Право» Александр Ермоленко.

Причин профвыгорания множество: бешеный ритм, многозадачность современного юрбизнеса, поток типовых поручений, отсутствие положительной обратной связи от руководства или клиентов, слабые перспективы карьерного роста, усталость и банальная привычка, рутина каждодневного рабочего процесса. Управляющий партнер КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева уверена: рутинная и однотипная деятельность рано или поздно приводит к тому, что не так уж и хочется морковку в виде премий, бонусов и возможного партнерства. «При этом рутина – не обязательно выполнение технических скучных заданий. Поверьте, любая, даже супер интересная активность рано или поздно может превратиться в рутину. Случится это или нет, зависит исключительно от самого юриста», – считает старший юрист Noerr Анна Сорокина.

В определённый момент я перестала видеть смысл в работе, потеряла к ней интерес. Время стало делиться на работу и настоящую жизнь (по выходным и в отпусках). Это неминуемо сказалось на моей эффективности, КПД упал, а приходить в офис становилось всё тяжелее и тяжелее. Потребовалось продолжительное время и серьёзная работа над собой, чтобы вернуться в конструктивное состояние.

Анна Сорокина, старший юрист Noerr

Кто в зоне риска

Эксперты утверждают, что профвыгоранию наиболее подвержены уголовные юристы. «Особенность работы уголовного адвоката, специализирующегося на защите, заключается в небольшом количестве побед. Это может выступать сильным демотивирующим фактором, особенно когда ты длительное время бьешься за своего клиента, а в итоге он получает обвинительный приговор», – говорит партнер АБ «Забейда и партнеры» Дарья Константинова. С ней согласился Корчаго: «Из-за создаваемых органами правопорядка и судами ситуаций, при которых складывается ощущение максимально низкой эффективности работы защитника по уголовным делам либо адвоката в спорах с органами госвласти, появляются мысли просто уйти из профессии».

Адвокат, управляющий партнёр АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда рассказал, почему так происходит: «Несмотря на то, что адвокат может сам выбирать, какими делами ему заниматься, карьера специалиста в соло-практике имеет свой потолок. Частнопрактикующему адвокату можно расти, достигая существенных результатов и, как следствие, увеличивая качество своих клиентов, а затем и цену за услуги. Однако в отсутствие команды бесконечно повышать цену не получится. Не доверяя другим и не имея желания делегировать свою работу, адвокат рискует надолго застрять на одном уровне. Затем уходит интерес и приходит лень, вследствие чего глаза потухают». По мнению Забейды, профессиональное выгорание также свойственно следователям: «Им, как правило, внутри системы внушают, что на гражданке они никому не нужны и нет смысла куда-то рыпаться. В пример приводят соседа по кабинету, который уходил, а потом вернулся, но уже с понижением в должности, так как его ставку занял другой. Если работник находится на должности уже длительное время, а перспектив карьерного роста нет, он начинает думать, как досидеть до пенсии без происшествий, а потом строить альтернативную карьеру сотрудника безопасности или адвоката».

В моей жизни был такой момент, когда я перешел на новое место работы и объем задач резко увеличился. Я долго не мог заснуть по вечерам, по два-три часа перебирал мысли в голове, а утром не чувствовал себя отдохнувшим, быстро утомлялся, был крайне раздражительным и часто болел. Длилось это примерно в течение года.

Владимир Китсинг, партнер МКА «Князев и партнеры»

Как бороться с выгоранием

Каждый, кто сталкивался с профвыгоранием, предлагает свой метод.

Читать еще:  Как узнать время работы Windows 10

Чтобы заново воодушевиться своей работой, юристу, по мнению Расторгуевой, нужно изменить сферу деятельности (например, в части отрасли или практики), свои обязанности или полномочия. Например, если юрист был занят делами преимущественно одной категории, то привлечение его к другим делам может профессионально взбодрить. Когда специалист работает давно, надо постараться дать ему большую самостоятельность и одновременно ответственность. Эффективно способствовать профессиональному росту сотрудника, поощрять его научную или преподавательскую деятельность, а также наставничество. В идеале желательно не забывать про необходимость поддержания соревновательного духа. «Не нужно давать себе надолго оставаться в зоне комфорта. Советую регулярно ставить новые цели и задачи, расширять горизонты своей картины мира», – заявил Забейда. «Если посмотреть назад на мой опыт и на опыт коллег, можно сделать вывод, что спасением от профвыгорания будет обычное разнообразие. Проекты, клиенты, задачи, цели, сферы и юрисдикции, в которых вы себя реализуете как юрист – все должно быть разным, меняться. Это ведь интересно, это обогащает», – считает партнер «Яковлев и партнеры» Кира Корума. Когда Хлюстов столкнулся с профвыгоранием, он стал намного больше времени уделять исследованию судебной практики и чтению профессиональной литературы: «Это помогало повысить уровень теоретических знаний и в то же время насладиться красотой разрешения конкретных споров. Дополнительно мне захотелось сделать что-то полезное для коллег, и я начал работу над энциклопедией правовых позиций ВС и ВАС по вещным спорам. К настоящему времени вышло уже две книги. Несмотря на тот факт, что процесс обобщения и анализа правовых позиций оказался очень трудоемким, он мне интересен и помогает отвлечься от рутинных профессиональных забот». А Сорокиной для возвращения энергии не потребовалось даже менять работу: «Было достаточно просто выйти из зоны комфорта и открыться новому, а именно пойти учиться. Для меня лично выгорание начинается там, где заканчивается развитие, где человек подсознательно подводит черту под своим опытом и знаниями, останавливается на достигнутом и начинает относиться к своему делу как к простому набору задач, которые надо выполнить».

Полюбить свою работу

«У меня никогда не было профессионального выгорания в силу того, что я очень люблю свою профессию и наша любовь всегда была, есть и будет взаимной», – уверена советник «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. По мнению партнера КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергея Патракеева, выгорает человек, который постоянно решает задачи в условиях стресса и не имеет возможности прочувствовать награду за успех. Тот же, кто получает от своей работы удовольствие, не выгорает. Соответственно, чтобы не выгореть, надо заняться тем, что будет в удовольствие. «Хорошо помогает осознание мысли: если из профессии уйдут неравнодушные люди, которым не плевать на проблемы доверителей, то кто будет пытаться менять существующую систему? Ведь дорогу осилит идущий. После этого, как правило, происходит ситуация, в которой удается добиться чего-то существенного и помочь кому-то из доверителей в практически безнадежном деле», – сообщил Корчаго. А Хлюстов заявил, что после профвыгорания стал более скрупулезно выбирать дела, прежде чем взяться за них: «Если раньше мне было достаточно наличия правовой позиции по делу, то теперь я стал обращать внимание, действительно ли мне будет интересно вести этот спор. В итоге процент сложных и интересных дел существенно вырос. Конечно, не все такие дела удавалось выиграть, но победа приносила несоизмеримое удовлетворение».

Взять отпуск, б ольше времени проводить с семьей и друзьями, высыпаться

Одной из причин выгорания является большое количество времени, проведенное на работе: человек рано встает, поздно ложится, теряет концентрацию. «Поэтому нужно выключать телефон хотя бы перед сном и высыпаться», – уверен управляющий партнер «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов. Такой же совет дал Патракеев: «Многих это, наверное, удивит, но без их активной переписки мир не рухнет и даже работа не остановится». В «ФБК-Право», по словам Ермоленко, стараются давать каждому сотруднику 2 или 4 отпуска в год в общей сложности на 4 недели. «Смена обстановки положительно влияет на мышление. Иногда нужно абстрагироваться от проблемы или сложного кейса, сделать паузу, провести время с семьей, отправиться в путешествие», – уверен руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. «Важно определить для себя правильный баланс между работой и личной жизнью. У меня это не всегда получается, но меня спасает общение с близкими и друзьями. Вообще контакты с людьми из других профессий и сфер жизни бесценны», – заявила Корума.

Когда в твоей практике случаются победы, даже небольшие, это дает сильный заряд не опускать руки, а двигаться дальше с той же энергией, прикладывая при этом все свои усилия. Если у меня плохое настроение, я вспоминаю фразу из книги «Убить пересмешника»: «Мужество — это когда заранее знаешь, что ты проиграл, все-таки берешься за дело и наперекор всему на свете идешь до конца. Побеждаешь очень редко, но иногда все-таки побеждаешь.

Дарья Константинова, партнер АБ «Забейда и партнеры»

Хобби отлично помогает справляться со стрессом, именно поэтому оно так популярно у юристов. Некоторые предпочитают спокойные и творческие занятия, например рисование. «Я рисую с детства, в 10 лет даже была иллюстратором в издательстве АСТ. Тогда я в основном занималась графикой. Сейчас все чаще рисую людей на долгих совещаниях казенными ручками на казенных блокнотах. Надо сказать, что это происходит в основном на автомате и не мешает ни слушать, ни говорить», – призналась проректор МГЮА по учебной и методической работе Екатерина Тягай. «Мое хобби на протяжении всей жизни – это живопись. Не так давно я увлеклась fashion иллюстрацией. Сначала подруги просили советы по выбору фасона и ткани для платьев, я начала рисовать эскизы, а потом как-то незаметно взялась за шитье. Сначала это было, скорее, декорирование, а сейчас перешло в пошив одежды. Для меня это замена рисованию. Процесс сам по себе творческий, да и какая девушка не любит наряды? Сейчас занимаюсь с преподавателем, так как хочется реализовывать задумки, которые из простых превратились в многослойные», – рассказала адвокат ЮК «Митра» Алина Зеленская. А адвокат, руководитель практики «Рынки капитала», управляющий партнер «Андрей Городисский и партнеры» Андрей Городисский в 2000 году так увлекся подводной фотографией, что за эти 18 лет погружался с камерой практически во всех наиболее интересных для фотографа акваториях. «Подводная фотография – это потрясающие путешествия в самые восхитительные и экзотические уголки планеты. Это многочисленные встречи с сильными, добрыми и улыбчивыми людьми разных национальностей и цвета кожи, которые стараются помочь тебе добиться успеха. Это возможность увидеть своими глазами удивительную красоту подводного мира и его обитателей. Наконец, это верные и веселые друзья из нашего подводного клуба, с которыми мы колесим по всему свету», – описывает Городисский. В прошлом году в ЦДХ даже прошла его персональная выставка «Уровень моря», на которой была представлена коллекция фотографий, собранных из 60 с лишним стран.

Многие сходятся во мнении, что лучшее средство от выгорания – занятия спортом. Дело в том, что для больших нагрузок нужен регулярный источник энергии и спорт с этим здорово справляется. Среди юристов очень популярен парусный спорт. «С 2013 года я открыла для себя мир яхтинга и с тех пор сходила в 10 походов, приняла участие в семи регатах, в трех из которых была организатором, и трижды заняла первое место в составе экипажа. В общем, 2000 морских миль позади. Парус для меня – невероятная свобода и постоянное развитие, тренинг терпения и выносливости, умения работать в команде. Это гарантия от профессионального выгорания, поскольку нельзя одновременно работать на шкотах и думать о судебных процессах», – считает председатель московской КА «Юлова и партнеры» Елена Юлова. Управляющий партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев начал заниматься парусным спортом более 10 лет назад: «Тогда я в команде Московского клуба адвокатов принял участие в Открытом чемпионате России по парусному спорту. С тех пор в составе команды бюро я неоднократно участвовал в различных регатах. В прошлом году на палубе получил серьезную травму, но вместо того чтобы отказаться от этого увлечения, решил сменить парусную яхту на моторную. Я рассчитываю построить на европейской верфи собственную яхту и управлять ей самостоятельно без шкипера». В компании «ИНТЕЛЛЕКТ-С» яхтинг – коллективное хобби. «Его инициатором был управляющий партнер Евгений Шестаков, которого как-то раз заманили на любительскую регату, а потом он уже сагитировал остальных. Гоняемся в основном на озерах возле нашего города [Екатеринбург – ред.], но раз в год выезжаем в теплые края: Турцию, Кипр, Италию – где берем яхту в аренду. Мы уже участвовали и побеждали в любительских регатах под предводительством профессионального шкипера», – сообщил руководитель практики ВЭД и МЧП «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев. Он уверен, что яхтинг развивает навыки работы в команде и интеллектуальные способности, – недаром его называют шахматами на воде.

Обратиться к врачу

Если ничего из вышеперечисленного не помогает, стоит получить консультацию специалиста в этой области. Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг рассказал, как из-за смены места работы и большого объем задач у него случилось профвыгорание, справиться с которым помогли медики. После обследования ему поставили диагноз «хроническая усталость», дали рекомендации по изменению графика работы, питания, регулярным занятиям спортом, а также настояли на срочном переключении деятельности минимум на четыре недели. «Я уехал на месяц на море, по возвращении начал регулярно заниматься спортом, изменил режим питания (4–5 раз в сутки небольшими порциями) и график работы (суббота и воскресенье у меня стали строго временем для семьи и отдыха). Так врачи научили меня накапливать и восстанавливать силы. И хотя работы все еще было достаточно много, я изменил к ней подход – мир не рухнет, если я не успею чего-то сделать сегодня, куда-то опоздаю или не сделаю это в самом лучшем виде. Ушла постоянная напряженность, что я что-то не успею сделать или сделаю не так. Возможно, это звучит немного странно для юриста, который должен все делать в лучшем виде, но, как ни странно, качество работы при таком подходе не ухудшилось. Просто я разрешил себе делать ошибки, и этих ошибок стало меньше», – признался Китсинг.

Ежедневные восстановительные меры

Психолог определяет 4 типа восстановительных процедур:

  • Психологическая отрешенность (не думать о работе);
  • Расслабление (прогулка на природе, прослушивание музыки, чтение книги);
  • Мастерство (например, поиск возможностей для занятий, не связанных с работой, таких как изучение языков или занятия спортом и хобби);
  • Контроль (выбор того, как провести время и делать то, что вы хотите).

Фото: unsplash.com

Психолог отмечает, что временная отстраненность от работы является основой для восстановления после стресса или выгорания. Но это сложнее, чем кажется. Например, использование смартфона после работы может помешать восстановлению, поскольку оно стирает границы между работой и домом, предотвращая психологическую отстраненность от работы. Если человек во время отдыха встречается с друзьями, но разговоры постоянно заходят о работе, эффект отрешенности будет потерян.

Не все методы восстановления могут подойти именно вам, кому-то больше подходит тот или иной опыт. Например, как показало исследование, спорт или физические упражнения более эффективно помогают трудоголикам, возможно потому, что они облегчают психологическую отстраненность от работы. Если человек постоянно теряет контроль над рабочим процессом, психологическая отрешенность и поиск хобби оказались наиболее эффективными для выздоровления. Если вы чувствуете себя измотанным из-за нехватки времени на работе, вам нужно просто расслабиться.

При выгорании эмоциональное истощение обычно происходит раньше других стадий. Его легче всего определить. Поэтому, если вы каждый день чувствуете себя эмоционально истощенным после работы — и не поправляетесь к утру — нужно подумать о мерах восстановления. Главное это не количество времени на отдых, а качество отдыха.

Исследования показывают, что планирование времени для восстановления помогает людям чувствовать себя более занятыми на работе и защищает от долгосрочных последствий стресса на работе и риска выгорания.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector