0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что известно о строительстве ЖК на месте старинной фабрики на Карповке

Содержание

Что известно о строительстве ЖК на месте старинной фабрики на Карповке. Восьмиэтажное здание сравнивают с «саркофагом», работы будет вести неизвестный на рынке застройщик

На набережной Карповки начали сносить историческую дымовую трубу бывшей мебельной фабрики Мельцера — там освобождают участок для строительства элитного ЖК Meltzer Hall.

Местные жители переживают из-за внешнего вида будущего здания и неопытности застройщика: Bonava продала участок компании «Альфа Фаберже», у которой пока нет ни одного реализованного проекта.

«Бумага» рассказывает, что известно о стройке на месте старинной фабрики, где делали мебель для дворцов.

На набережной Карповки сносят старинную дымовую трубу фабрики Мельцера ради строительства нового ЖК

3 августа на набережной реки Карповки в Петроградском районе начали сносить дореволюционную дымовую трубу бывшего мебельно-столярного завода Мельцера. Рабочие отбивали кирпичи перфораторами и сбрасывали их с высоты башни.

Местные жители в соцсетях назвали работы «варварским вандализмом» и потребовали остановить снос. При этом демонтаж трубы согласован с КГИОП, в будущем ее должны воссоздать «на историческом месте, в исторических габаритах».

Снос дымовой трубы — один из этапов строительства нового элитного ЖК Meltzer Hall на набережной Карповки. Объект должны сдать в эксплуатацию в 2022 году.

Строительством элитного ЖК должна была заниматься Bonava, но компания продала проект неизвестному на рынке застройщику

В 2013 году участок бывшей мебельной фабрики Мельцера на набережной Карповки купила шведская компания Bonava (до ребрендинга — NCC). Там решили построить элитный жилой комплекс.

В 2014-м территорию очистили от зданий, которые не были признаны архитектурными памятниками. Работы проводили без разрешения властей, за что застройщика оштрафовали на 600 тысяч рублей. Позже Bonava оформила все необходимые документы.

Уже через год компания выставила участок на продажу. В Bonava сообщили, что пересмотрели стратегию развития и отказались от планов по строительству жилья премиум-класса.

Долгое время сделку не могли закрыть — весной 2020-го участок с проектом застройки купила созданная около года назад и неизвестная на рынке компания «Альфа Фаберже». Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», ее учредителем и руководителем является предприниматель Виталий Бахарев.

Игроки рынка связывают «Альфа Фаберже» с ювелирным заводом «Альфа» на площади Фаберже, а также с банком «Дом.рф» (он выделил застройщику более 3 миллиардов рублей в качестве проектного финансирования на ЖК Meltzer Hall).

Для «Альфа Фаберже» проект на набережной Карповки станет пилотным.

На участке построят элитный ЖК на 163 квартиры. Исторические объекты обещают сохранить

На набережной Карповки планируют построить элитный ЖК Meltzer Hall по проекту «Студии-44» Никиты Явейна. Общая площадь комплекса — почти 34 тысячи квадратных метров, в нем разместят 163 квартиры.

«Фасадное решение комплекса своеобразно: на стенах зданий собрана целая коллекция элементов петроградского модерна — окон, дверей, каменной кладки, скульптуры, орнаментов», — говорится на сайте студии.

При возведении дома обещают сохранить исторические постройки — дом Корлякова, кинематограф «Гранд-Палас», а также бывшие фабричные корпуса из красного кирпича и дымовую трубу. Жилой комплекс должен будет стоять за зданиями-памятниками.Во время обсуждения в градостроительном совете проект вызвал споры. Например, известные петербургские архитекторы Сергей Шмаков, Марк Рейнберг и Святослав Гайкович выступили за снос дома Корлякова. По их мнению, здание не будет «гармонировать с новым домом». Однако постройку решили сохранить.

Многие местные жители выступают против проекта — из-за внешнего вида ЖК и неопытности застройщика

Многие жители Петроградской недовольны внешним видом жилого комплекса. В соцсетях его сравнивают с «гробом», «саркофагом» и «пломбой неопытного стоматолога». Депутат Закса Борис Вишневский обратился к губернатору Александру Беглову из-за проекта. Однако есть и те, кто одобряет постройку.

Местные жители также опасаются строительства подземной парковки в ЖК на берегу Карповки — они говорят о возможных подтоплениях и движении грунта.

Горожане считают, что у застройщика «Альфа Фаберже» недостаточно опыта для работы на таком сложном объекте. «Бумага» направила запрос в КГИОП о том, как город будет следить за работами в историческом центре.

Жители дома № 53 по Каменноостровскому проспекту также говорят, что строительство восьмиэтажного здания перекроет им дневной свет, превратив двор в колодец. Они предлагают отменить проект и создать на берегу Карповки зеленую зону, а исторические объекты превратить в креативное пространство или бизнес-центр.

ЖК разместится на месте фабрики Мельцера. Там делали мебель для дворцов и гидросамолеты

Участок на набережной Карповки в 1884 году выкупила семья Мельцеров, которая оборудовала на территории мебельный завод. Товары пользовались популярностью у аристократии, их покупали в том числе ко двору императора Александра III, рассказывал краевед Алексей Шишкин в рассылке «Бумаги» о петербургских домах.

С началом Первой мировой войны на фабрике помимо создания мебели стали заниматься военными поставками — там изготавливали пропеллеры для первых самолетов и футляры для переноски телефонных и телеграфных аппаратов. В 1918 году фабрика закрылась.

В советские годы там работал «Художественно-деревообделочный завод имени Халтурина». Вплоть до 1998 года завод действовал под разными названиями. В последние годы существования на участке работал комбинат «Интурист», где изготавливали мебель для гостиниц.

Подробнее о фабрике Мельцера и других петербургских зданиях можно узнать в нашей рассылке.

Читайте также наши тексты недели:

  • что будет с Речным яхт-клубом на Петровской косе, откуда выселили яхтсменов ;
  • как петербурженка разбила в Коломне секретный сад с розами и прудом с рыбками;
  • почему городскому бюджету на самом деле выгодны частные театры — рассуждает режиссер.

И подписывайтесь на нас в телеграме, инстаграме и во «ВКонстакте», чтобы не пропускать такие истории.

Могут ли чиновники отменить строительство нескольких ЖК в Ленобласти?

Комитет по архитектуре и градостроительству Ленобласти требует отменить проекты планировки территорий (ППТ), которые реализуют компании ФСК «Лидер» и компания «Самолет ЛО» во Всеволожском районе Ленинградской области. Речь идет о жилых комплексах «Светлановский» и «Мурино 2017».

В правительстве уточняют, что соответствующее предписание направлено в администрацию Бугровского сельского поселения, но муниципалитет пока не исполнил его. Теперь власти будут через суд добиваться отмены проекта планировки и, соответственно, разрешений на строительство двух жилых комплексов.

В администрации возмущены тем, что у застройщиков нет проекта школы, и они не хотят строить новую дорогу. При этом чиновники уверяют, что покупатели квартир в ЖК не пострадают. «Там, где выданы разрешения на строительство и есть уже дольщики, отмен не будет», — заверяют в областной администрации.

ЖК «Мурино 2017»

Несмотря на утешительные слова чиновников, граждане опасаются, что из-за судебных разбирательств и отмены ППТ на рынке появятся новые «долгострои». В итоге пострадают и бизнесмены, и рядовые покупатели квартир.

Напомним, что у областного правительства уже есть опыт отмены принятых проектов панировки территорий. Так, в 2013 году власти отменили градостроительный план участка, принадлежавшего компании NCC, которая сейчас работает под брендом BONAVA. Затем правительство Ленобласти отменило еще два ППТ в Новодевяткинском сельском поселении площадью около 45 га, которые осваивали компании «Град» и «Дальпитерстрой». В 2014 году незаконным был признан проект планировки участка площадью 4 га в Колтушах, который принадлежит ООО «Сигма».

ЖК «Эланд» компании BONAVA

Кто виноват?

Претензии Комитета по архитектуре и градостроительству адресованы не только к застройщикам, но и к муниципальным властям, которые утверждают спорные ППТ. В администрации области считают, что на местах нет специалистов должного уровня, которые смогли бы подготовить и утвердить качественную градостроительную документацию. В результате прилегающие к Петербургу территории застраиваются хаотично: не хватает садиков и школ, дороги загружены, часто нарушаются правила высотности и плотности застройки.

ЖК «Светлановский». Рендер: up-kvartal-setlanovskij-official.ru


Проверка и доработка проектов планировки со стороны муниципалитетов часто является необходимой мерой, отмечает к.ю.н., адвокат, председатель Третейского суда строительных организаций Юлия Вербицкая. Зачастую только так можно повлиять на недобросовестных застройщиков, которые продают жилые метры, не заботясь о социальных объектах. Однако, по мнению юриста, для начала нужно разобраться, кто виноват – застройщики или местные власти. «Если проекты планировки уже были утверждены, строительство жилых объектом по ним начато, то следует разобраться, каким образом и кем данные документы утверждались и, если порядок их получения был соблюден, то ответственность за строительство дополнительных социальных объектов должна возлагаться на местные муниципалитеты, которые принимали участие в процессе согласования разрешительных документов, включая ППТ», — считает Вербицкая.

Как полагают эксперты рынка недвижимости, с помощью отмены принятых ППТ региональные власти действительно пытаются навести порядок на рынке и призвать застройщиков в более цивилизованной работе. Однако методы чиновников слишком грубы – они вселяют неуверенность в девелоперов и вызывают страх у потенциальных покупателей жилья. Это значительно ухудшает инвестиционный климат региона.

«По всей видимости, региональные власти решили разработать превентивные меры, направленные на контроль обеспечения новостроек социальными объектами, — считает управляющий партнер «Метриум Групп» Мария Литинецкая. — Вспоминается нашумевшая история, когда Подмосковные власти ввели мораторий на новое строительство в Химках, Балашихе, Королеве.

Вероятно, запрет мог и не потребоваться, если бы чиновники всегда участвовали в инфраструктурном развитии городов. Однако бездействие привело к весьма предсказуемым последствиям: нехватки мест в детских садах, парковочных мест во дворах, пробках, перегруженному общественному транспорту и т.п. Так как превентивные меры не были предприняты, пришлось вводить жесткие запреты, от которых в конечном счете пострадали девелоперы. По всей видимости, региональные власти решили пойти по другому пути и заранее сделать все возможное, чтобы не допустить похожей ситуации в той же Ленинградской области».

Однако, как полагает эксперт, отмена проекта планировки – не цивилизованная мера регулирования рынка, как и ограничение выдачи разрешения на строительство. «Застройщик вкладывает средства, разрабатывает план развития участка, на его основе составляет экономическую модель проекта. И в итоге власти вносят свои жесткие коррективы, в результате которых девелопер «откатывается» на несколько шагов назад. Вопрос в том, кто возместит его затраты? Таким образом, с одной стороны, благие намерения чиновников контролировать строительство и набор социальной инфраструктуры понятны и логичны. С другой стороны, рычаги взаимодействия в некотором роде напоминают «охоту на ведьм». По сути, теперь ни один девелопер не может быть уверен в том, что ему не «выбьют почву из-под ног», — резюмирует Литинецкая.

Похожего мнения придерживается вице-президент Becar Asset Management Group Илья Андреев. « С одной стороны, можно понять администрацию: обеспечение большого количества строящегося жилья соответствующей инфраструктурой стало бы колоссальной нагрузкой на бюджет. С другой стороны, такой подход не совсем правильный, поскольку застройщики действуют в рамках правового поля. А, если застройщики изначально не в рамках правового поля, то важно понять, на каком основании появились те разрешения на строительство и градостроительные планы?», — недоумевает эксперт.

По мнению Ильи Андреева, отзывы разрешений задним числом выглядят как попытка манипуляции. Власть должна договариваться с бизнесом, потому что если строительство остановится, в конечном итоге пострадают все. «В строительной отрасли задействовано огромное количество прочих индустрий, она является основным налогоплательщиком и главным работодателем в городе», — заключает эксперт.

Читать еще:  Странное приветствие компьютера

Кто крайний?

Чиновники утверждают, что не будут отменять ППТ проектов, если уже есть дольщики. Однако вполне вероятно возникновение такой ситуации, когда, например, первая очередь ЖК заселена, а вторая или третья лишается ППТ и разрешения на строительство. В этом случае жителей новых домов ждет непредсказуемое будущее.

«Парадокс ситуации в том, что если у застройщика отзовут разрешение на строительство, то в первую очередь от этого пострадают сами дольщики, — считает Мария Литинецкая. — По сути, теперь они не могут быть уверенны в том, что во дворе девелопер не построит вместо детского сада поликлинику. Или вовсе запроектирует не три, а две, но большие школы. И идти детям до них придется через оживленные внутриквартальные дороги».

Фактически в случае отмены ППТ жители окрестных домов в качестве соседей получают «кота в мешке». Например, проект комплексного освоения территории может превратиться в компактный жилой комплекс на несколько домов. «То есть при самом пессимистичном развитии событий покупатели первой очереди будут жить буквально «в чистом поле» без детских садов, школ и поликлиник ввиду того, что застройщик не сможет согласовать проект в том виде, каким его видят власти. В таком случае девелоперу проще отказаться от строительства, чем «работать ради работы» с минимальной доходностью», — считает Литинецкая.

Что делать?

Распознать застройщика, который может лишиться разрешения на строительство или ППТ, практически невозможно. До момента ввода объекта в эксплуатацию никто не может гарантировать, что участники строительства исполнят все обязательства. «Если Вы хотите 100 % гарантии — покупайте жилье готовое и сданное в эксплуатацию. Во всех остальных случаях абсолютной гарантии покупателю дать не может никто», — утверждает Юлия Вербицкая.

Юристы предупреждают, что наличие дольщиков в жилом комплексе тоже не защитит застройщика от неприятностей на 100%. Управляющий партнер юридической фирмы «Бреева, Емельянов и партнеры» Валерий Емельянов отмечает, что в 9 из 10 случаев объект лишается разрешительных документов уже после того, как появляются первые покупатели квартир. Впрочем, именно это и помогает застройщикам защищать свои права в суде.

«Уже есть огромное количество дольщиков, которые и становятся надёжным социальным щитом для застройщика. Органы власти, к сожалению, меньше всего заботит судьба участников долевого строительства (членов жилищных кооперативов и пр). Под формально благой целью скрываются гораздо более прозаичные вещи», — поясняет юрист.

Специалист отмечает, что грамотное правовое сопровождение помогает застройщикам защищать свои права в суде, если все документы оформлены в соответствии с требованиями законодательства, имеются необходимые экспертизы и они никем не оспорены. Однако это не значит, что заинтересованные лица не могут восстановить свои нарушенные права при незаконном строительстве (например, если не были проведены публичные слушания). «Так что каждое дело индивидуально и требует тщательного анализа, как со стороны участников спора, так и суда», — заключает Емельянов.

Остается надеяться, что чиновники все же найдут более аккуратные методы работы с застройщиками.

Что известно о строительстве ЖК на месте старинной фабрики на Карповке. Восьмиэтажное здание сравнивают с «саркофагом», работы будет вести неизвестный на рынке застройщик

На набережной Карповки начали сносить историческую дымовую трубу бывшей мебельной фабрики Мельцера — там освобождают участок для строительства элитного ЖК Meltzer Hall.

Местные жители переживают из-за внешнего вида будущего здания и неопытности застройщика: Bonava продала участок компании «Альфа Фаберже», у которой пока нет ни одного реализованного проекта.

«Бумага» рассказывает, что известно о стройке на месте старинной фабрики, где делали мебель для дворцов.

На набережной Карповки сносят старинную дымовую трубу фабрики Мельцера ради строительства нового ЖК

3 августа на набережной реки Карповки в Петроградском районе начали сносить дореволюционную дымовую трубу бывшего мебельно-столярного завода Мельцера. Рабочие отбивали кирпичи перфораторами и сбрасывали их с высоты башни.

Местные жители в соцсетях назвали работы «варварским вандализмом» и потребовали остановить снос. При этом демонтаж трубы согласован с КГИОП, в будущем ее должны воссоздать «на историческом месте, в исторических габаритах».

Снос дымовой трубы — один из этапов строительства нового элитного ЖК Meltzer Hall на набережной Карповки. Объект должны сдать в эксплуатацию в 2022 году.

Строительством элитного ЖК должна была заниматься Bonava, но компания продала проект неизвестному на рынке застройщику

В 2013 году участок бывшей мебельной фабрики Мельцера на набережной Карповки купила шведская компания Bonava (до ребрендинга — NCC). Там решили построить элитный жилой комплекс.

В 2014-м территорию очистили от зданий, которые не были признаны архитектурными памятниками. Работы проводили без разрешения властей, за что застройщика оштрафовали на 600 тысяч рублей. Позже Bonava оформила все необходимые документы.

Уже через год компания выставила участок на продажу. В Bonava сообщили, что пересмотрели стратегию развития и отказались от планов по строительству жилья премиум-класса.

Долгое время сделку не могли закрыть — весной 2020-го участок с проектом застройки купила созданная около года назад и неизвестная на рынке компания «Альфа Фаберже». Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», ее учредителем и руководителем является предприниматель Виталий Бахарев.

Игроки рынка связывают «Альфа Фаберже» с ювелирным заводом «Альфа» на площади Фаберже, а также с банком «Дом.рф» (он выделил застройщику более 3 миллиардов рублей в качестве проектного финансирования на ЖК Meltzer Hall).

Для «Альфа Фаберже» проект на набережной Карповки станет пилотным.

На участке построят элитный ЖК на 163 квартиры. Исторические объекты обещают сохранить

На набережной Карповки планируют построить элитный ЖК Meltzer Hall по проекту «Студии-44» Никиты Явейна. Общая площадь комплекса — почти 34 тысячи квадратных метров, в нем разместят 163 квартиры.

«Фасадное решение комплекса своеобразно: на стенах зданий собрана целая коллекция элементов петроградского модерна — окон, дверей, каменной кладки, скульптуры, орнаментов», — говорится на сайте студии.

При возведении дома обещают сохранить исторические постройки — дом Корлякова, кинематограф «Гранд-Палас», а также бывшие фабричные корпуса из красного кирпича и дымовую трубу. Жилой комплекс должен будет стоять за зданиями-памятниками.Во время обсуждения в градостроительном совете проект вызвал споры. Например, известные петербургские архитекторы Сергей Шмаков, Марк Рейнберг и Святослав Гайкович выступили за снос дома Корлякова. По их мнению, здание не будет «гармонировать с новым домом». Однако постройку решили сохранить.

Многие местные жители выступают против проекта — из-за внешнего вида ЖК и неопытности застройщика

Многие жители Петроградской недовольны внешним видом жилого комплекса. В соцсетях его сравнивают с «гробом», «саркофагом» и «пломбой неопытного стоматолога». Депутат Закса Борис Вишневский обратился к губернатору Александру Беглову из-за проекта. Однако есть и те, кто одобряет постройку.

Местные жители также опасаются строительства подземной парковки в ЖК на берегу Карповки — они говорят о возможных подтоплениях и движении грунта.

Горожане считают, что у застройщика «Альфа Фаберже» недостаточно опыта для работы на таком сложном объекте. «Бумага» направила запрос в КГИОП о том, как город будет следить за работами в историческом центре.

Жители дома № 53 по Каменноостровскому проспекту также говорят, что строительство восьмиэтажного здания перекроет им дневной свет, превратив двор в колодец. Они предлагают отменить проект и создать на берегу Карповки зеленую зону, а исторические объекты превратить в креативное пространство или бизнес-центр.

ЖК разместится на месте фабрики Мельцера. Там делали мебель для дворцов и гидросамолеты

Участок на набережной Карповки в 1884 году выкупила семья Мельцеров, которая оборудовала на территории мебельный завод. Товары пользовались популярностью у аристократии, их покупали в том числе ко двору императора Александра III, рассказывал краевед Алексей Шишкин в рассылке «Бумаги» о петербургских домах.

С началом Первой мировой войны на фабрике помимо создания мебели стали заниматься военными поставками — там изготавливали пропеллеры для первых самолетов и футляры для переноски телефонных и телеграфных аппаратов. В 1918 году фабрика закрылась.

В советские годы там работал «Художественно-деревообделочный завод имени Халтурина». Вплоть до 1998 года завод действовал под разными названиями. В последние годы существования на участке работал комбинат «Интурист», где изготавливали мебель для гостиниц.

Подробнее о фабрике Мельцера и других петербургских зданиях можно узнать в нашей рассылке.

Читайте также наши тексты недели:

  • что будет с Речным яхт-клубом на Петровской косе, откуда выселили яхтсменов ;
  • как петербурженка разбила в Коломне секретный сад с розами и прудом с рыбками;
  • почему городскому бюджету на самом деле выгодны частные театры — рассуждает режиссер.

И подписывайтесь на нас в телеграме, инстаграме и во «ВКонстакте», чтобы не пропускать такие истории.

NCC вместо жилого дома построит детский сад

— Мы всегда хотели строить здесь, но прекрасно понимали, что отношение к застройке в центре Петербурга неоднозначно, в том числе и у властей. Город сомневается, что появление новых зданий в центре необходимо. Но при этом мы понимаем, что реализация таких проектов, скорее всего, неизбежна, и нам это очень интересно. Просто нужно вести более тесный диалог с городом, выявлять потребности горожан. Необходимо понять, в развитии каких территорий заинтересованы власти и жители и как их застраивать.

Расскажите о самом проекте.

— Это проект реновации промышленной территории на Петроградской стороне — на наб. реки Карповки. В итоге получится комбинация исторических зданий и нового строительства. Новым для Петербурга в этом проекте станут жилые лофты. В Европе люди уже полюбили такие пространства, в них есть история, которую они чувствуют. У нас уже есть опыт подобных проектов в Северной Европе.

Действующие российские строительные нормы затрудняют создание жилья в фабричных зданиях. Как вы справитесь с этим вопросом?

— Нам, конечно, придется искать компромисс. Здания находятся в плачевном состоянии, и перед нами стоит сложная задача: с одной стороны, максимально сохранить исторический облик, гармонично вписать проект в архитектуру города, а с другой — дать району новую жизнь. Например, здание на ул. Попова, где мы хотим построить жилые лофты, нам придется восстанавливать. В любом случае это будет максимально эффективное и соответствующее закону решение. Обычно мы используем международные команды архитекторов, в составе которых западные и местные студии работают вместе. В этом проекте мы пошли другим путем и сотрудничаем только с российским архитектором, выбрав «Студию 44» Никиты Явейна (бывший глава КГИОП Петербурга. — Ред.), потому что он обладает опытом и знанием исторического центра. Мы планируем приступить к реализации проекта во II квартале 2014 года. Компания инвестирует около 3 млрд рублей и в результате собирается построить 16 тыс. м2 жилых помещений и немного коммерческих.

Есть ли у вас еще планы по работе в центре?

— Конечно, нас очень интересуют пятна под застройку в центральной части города, на островах, бывшие промышленные территории, которые можно реконструировать. У нас уже сейчас есть участки в центре, но мы пока не можем обозначить ни их местоположение, ни площадь. Но эти участки больше, чем наш первый проект в центре (0,8 га). Кроме того, мы активно ведем переговоры о покупке земли — и не только в центре города. Мы будем продолжать строить, в том числе и в спальных районах, приоритетными для нас являются Московский, Приморский, Выборгский районы.

Могут ли чиновники отменить строительство нескольких ЖК в Ленобласти?

Комитет по архитектуре и градостроительству Ленобласти требует отменить проекты планировки территорий (ППТ), которые реализуют компании ФСК «Лидер» и компания «Самолет ЛО» во Всеволожском районе Ленинградской области. Речь идет о жилых комплексах «Светлановский» и «Мурино 2017».

В правительстве уточняют, что соответствующее предписание направлено в администрацию Бугровского сельского поселения, но муниципалитет пока не исполнил его. Теперь власти будут через суд добиваться отмены проекта планировки и, соответственно, разрешений на строительство двух жилых комплексов.

В администрации возмущены тем, что у застройщиков нет проекта школы, и они не хотят строить новую дорогу. При этом чиновники уверяют, что покупатели квартир в ЖК не пострадают. «Там, где выданы разрешения на строительство и есть уже дольщики, отмен не будет», — заверяют в областной администрации.

ЖК «Мурино 2017»

Несмотря на утешительные слова чиновников, граждане опасаются, что из-за судебных разбирательств и отмены ППТ на рынке появятся новые «долгострои». В итоге пострадают и бизнесмены, и рядовые покупатели квартир.

Напомним, что у областного правительства уже есть опыт отмены принятых проектов панировки территорий. Так, в 2013 году власти отменили градостроительный план участка, принадлежавшего компании NCC, которая сейчас работает под брендом BONAVA. Затем правительство Ленобласти отменило еще два ППТ в Новодевяткинском сельском поселении площадью около 45 га, которые осваивали компании «Град» и «Дальпитерстрой». В 2014 году незаконным был признан проект планировки участка площадью 4 га в Колтушах, который принадлежит ООО «Сигма».

ЖК «Эланд» компании BONAVA

Кто виноват?

Претензии Комитета по архитектуре и градостроительству адресованы не только к застройщикам, но и к муниципальным властям, которые утверждают спорные ППТ. В администрации области считают, что на местах нет специалистов должного уровня, которые смогли бы подготовить и утвердить качественную градостроительную документацию. В результате прилегающие к Петербургу территории застраиваются хаотично: не хватает садиков и школ, дороги загружены, часто нарушаются правила высотности и плотности застройки.

ЖК «Светлановский». Рендер: up-kvartal-setlanovskij-official.ru


Проверка и доработка проектов планировки со стороны муниципалитетов часто является необходимой мерой, отмечает к.ю.н., адвокат, председатель Третейского суда строительных организаций Юлия Вербицкая. Зачастую только так можно повлиять на недобросовестных застройщиков, которые продают жилые метры, не заботясь о социальных объектах. Однако, по мнению юриста, для начала нужно разобраться, кто виноват – застройщики или местные власти. «Если проекты планировки уже были утверждены, строительство жилых объектом по ним начато, то следует разобраться, каким образом и кем данные документы утверждались и, если порядок их получения был соблюден, то ответственность за строительство дополнительных социальных объектов должна возлагаться на местные муниципалитеты, которые принимали участие в процессе согласования разрешительных документов, включая ППТ», — считает Вербицкая.

Читать еще:  Face id приложение на андроид. У Android-смартфонов появится свой Face ID. Если Face ID не работает

Как полагают эксперты рынка недвижимости, с помощью отмены принятых ППТ региональные власти действительно пытаются навести порядок на рынке и призвать застройщиков в более цивилизованной работе. Однако методы чиновников слишком грубы – они вселяют неуверенность в девелоперов и вызывают страх у потенциальных покупателей жилья. Это значительно ухудшает инвестиционный климат региона.

«По всей видимости, региональные власти решили разработать превентивные меры, направленные на контроль обеспечения новостроек социальными объектами, — считает управляющий партнер «Метриум Групп» Мария Литинецкая. — Вспоминается нашумевшая история, когда Подмосковные власти ввели мораторий на новое строительство в Химках, Балашихе, Королеве.

Вероятно, запрет мог и не потребоваться, если бы чиновники всегда участвовали в инфраструктурном развитии городов. Однако бездействие привело к весьма предсказуемым последствиям: нехватки мест в детских садах, парковочных мест во дворах, пробках, перегруженному общественному транспорту и т.п. Так как превентивные меры не были предприняты, пришлось вводить жесткие запреты, от которых в конечном счете пострадали девелоперы. По всей видимости, региональные власти решили пойти по другому пути и заранее сделать все возможное, чтобы не допустить похожей ситуации в той же Ленинградской области».

Однако, как полагает эксперт, отмена проекта планировки – не цивилизованная мера регулирования рынка, как и ограничение выдачи разрешения на строительство. «Застройщик вкладывает средства, разрабатывает план развития участка, на его основе составляет экономическую модель проекта. И в итоге власти вносят свои жесткие коррективы, в результате которых девелопер «откатывается» на несколько шагов назад. Вопрос в том, кто возместит его затраты? Таким образом, с одной стороны, благие намерения чиновников контролировать строительство и набор социальной инфраструктуры понятны и логичны. С другой стороны, рычаги взаимодействия в некотором роде напоминают «охоту на ведьм». По сути, теперь ни один девелопер не может быть уверен в том, что ему не «выбьют почву из-под ног», — резюмирует Литинецкая.

Похожего мнения придерживается вице-президент Becar Asset Management Group Илья Андреев. « С одной стороны, можно понять администрацию: обеспечение большого количества строящегося жилья соответствующей инфраструктурой стало бы колоссальной нагрузкой на бюджет. С другой стороны, такой подход не совсем правильный, поскольку застройщики действуют в рамках правового поля. А, если застройщики изначально не в рамках правового поля, то важно понять, на каком основании появились те разрешения на строительство и градостроительные планы?», — недоумевает эксперт.

По мнению Ильи Андреева, отзывы разрешений задним числом выглядят как попытка манипуляции. Власть должна договариваться с бизнесом, потому что если строительство остановится, в конечном итоге пострадают все. «В строительной отрасли задействовано огромное количество прочих индустрий, она является основным налогоплательщиком и главным работодателем в городе», — заключает эксперт.

Кто крайний?

Чиновники утверждают, что не будут отменять ППТ проектов, если уже есть дольщики. Однако вполне вероятно возникновение такой ситуации, когда, например, первая очередь ЖК заселена, а вторая или третья лишается ППТ и разрешения на строительство. В этом случае жителей новых домов ждет непредсказуемое будущее.

«Парадокс ситуации в том, что если у застройщика отзовут разрешение на строительство, то в первую очередь от этого пострадают сами дольщики, — считает Мария Литинецкая. — По сути, теперь они не могут быть уверенны в том, что во дворе девелопер не построит вместо детского сада поликлинику. Или вовсе запроектирует не три, а две, но большие школы. И идти детям до них придется через оживленные внутриквартальные дороги».

Фактически в случае отмены ППТ жители окрестных домов в качестве соседей получают «кота в мешке». Например, проект комплексного освоения территории может превратиться в компактный жилой комплекс на несколько домов. «То есть при самом пессимистичном развитии событий покупатели первой очереди будут жить буквально «в чистом поле» без детских садов, школ и поликлиник ввиду того, что застройщик не сможет согласовать проект в том виде, каким его видят власти. В таком случае девелоперу проще отказаться от строительства, чем «работать ради работы» с минимальной доходностью», — считает Литинецкая.

Что делать?

Распознать застройщика, который может лишиться разрешения на строительство или ППТ, практически невозможно. До момента ввода объекта в эксплуатацию никто не может гарантировать, что участники строительства исполнят все обязательства. «Если Вы хотите 100 % гарантии — покупайте жилье готовое и сданное в эксплуатацию. Во всех остальных случаях абсолютной гарантии покупателю дать не может никто», — утверждает Юлия Вербицкая.

Юристы предупреждают, что наличие дольщиков в жилом комплексе тоже не защитит застройщика от неприятностей на 100%. Управляющий партнер юридической фирмы «Бреева, Емельянов и партнеры» Валерий Емельянов отмечает, что в 9 из 10 случаев объект лишается разрешительных документов уже после того, как появляются первые покупатели квартир. Впрочем, именно это и помогает застройщикам защищать свои права в суде.

«Уже есть огромное количество дольщиков, которые и становятся надёжным социальным щитом для застройщика. Органы власти, к сожалению, меньше всего заботит судьба участников долевого строительства (членов жилищных кооперативов и пр). Под формально благой целью скрываются гораздо более прозаичные вещи», — поясняет юрист.

Специалист отмечает, что грамотное правовое сопровождение помогает застройщикам защищать свои права в суде, если все документы оформлены в соответствии с требованиями законодательства, имеются необходимые экспертизы и они никем не оспорены. Однако это не значит, что заинтересованные лица не могут восстановить свои нарушенные права при незаконном строительстве (например, если не были проведены публичные слушания). «Так что каждое дело индивидуально и требует тщательного анализа, как со стороны участников спора, так и суда», — заключает Емельянов.

Остается надеяться, что чиновники все же найдут более аккуратные методы работы с застройщиками.

NCC вместо жилого дома построит детский сад

— Мы всегда хотели строить здесь, но прекрасно понимали, что отношение к застройке в центре Петербурга неоднозначно, в том числе и у властей. Город сомневается, что появление новых зданий в центре необходимо. Но при этом мы понимаем, что реализация таких проектов, скорее всего, неизбежна, и нам это очень интересно. Просто нужно вести более тесный диалог с городом, выявлять потребности горожан. Необходимо понять, в развитии каких территорий заинтересованы власти и жители и как их застраивать.

Расскажите о самом проекте.

— Это проект реновации промышленной территории на Петроградской стороне — на наб. реки Карповки. В итоге получится комбинация исторических зданий и нового строительства. Новым для Петербурга в этом проекте станут жилые лофты. В Европе люди уже полюбили такие пространства, в них есть история, которую они чувствуют. У нас уже есть опыт подобных проектов в Северной Европе.

Действующие российские строительные нормы затрудняют создание жилья в фабричных зданиях. Как вы справитесь с этим вопросом?

— Нам, конечно, придется искать компромисс. Здания находятся в плачевном состоянии, и перед нами стоит сложная задача: с одной стороны, максимально сохранить исторический облик, гармонично вписать проект в архитектуру города, а с другой — дать району новую жизнь. Например, здание на ул. Попова, где мы хотим построить жилые лофты, нам придется восстанавливать. В любом случае это будет максимально эффективное и соответствующее закону решение. Обычно мы используем международные команды архитекторов, в составе которых западные и местные студии работают вместе. В этом проекте мы пошли другим путем и сотрудничаем только с российским архитектором, выбрав «Студию 44» Никиты Явейна (бывший глава КГИОП Петербурга. — Ред.), потому что он обладает опытом и знанием исторического центра. Мы планируем приступить к реализации проекта во II квартале 2014 года. Компания инвестирует около 3 млрд рублей и в результате собирается построить 16 тыс. м2 жилых помещений и немного коммерческих.

Есть ли у вас еще планы по работе в центре?

— Конечно, нас очень интересуют пятна под застройку в центральной части города, на островах, бывшие промышленные территории, которые можно реконструировать. У нас уже сейчас есть участки в центре, но мы пока не можем обозначить ни их местоположение, ни площадь. Но эти участки больше, чем наш первый проект в центре (0,8 га). Кроме того, мы активно ведем переговоры о покупке земли — и не только в центре города. Мы будем продолжать строить, в том числе и в спальных районах, приоритетными для нас являются Московский, Приморский, Выборгский районы.

Что известно о строительстве ЖК на месте старинной фабрики на Карповке. Восьмиэтажное здание сравнивают с «саркофагом», работы будет вести неизвестный на рынке застройщик

На набережной Карповки начали сносить историческую дымовую трубу бывшей мебельной фабрики Мельцера — там освобождают участок для строительства элитного ЖК Meltzer Hall.

Местные жители переживают из-за внешнего вида будущего здания и неопытности застройщика: Bonava продала участок компании «Альфа Фаберже», у которой пока нет ни одного реализованного проекта.

«Бумага» рассказывает, что известно о стройке на месте старинной фабрики, где делали мебель для дворцов.

На набережной Карповки сносят старинную дымовую трубу фабрики Мельцера ради строительства нового ЖК

3 августа на набережной реки Карповки в Петроградском районе начали сносить дореволюционную дымовую трубу бывшего мебельно-столярного завода Мельцера. Рабочие отбивали кирпичи перфораторами и сбрасывали их с высоты башни.

Местные жители в соцсетях назвали работы «варварским вандализмом» и потребовали остановить снос. При этом демонтаж трубы согласован с КГИОП, в будущем ее должны воссоздать «на историческом месте, в исторических габаритах».

Снос дымовой трубы — один из этапов строительства нового элитного ЖК Meltzer Hall на набережной Карповки. Объект должны сдать в эксплуатацию в 2022 году.

Строительством элитного ЖК должна была заниматься Bonava, но компания продала проект неизвестному на рынке застройщику

В 2013 году участок бывшей мебельной фабрики Мельцера на набережной Карповки купила шведская компания Bonava (до ребрендинга — NCC). Там решили построить элитный жилой комплекс.

В 2014-м территорию очистили от зданий, которые не были признаны архитектурными памятниками. Работы проводили без разрешения властей, за что застройщика оштрафовали на 600 тысяч рублей. Позже Bonava оформила все необходимые документы.

Уже через год компания выставила участок на продажу. В Bonava сообщили, что пересмотрели стратегию развития и отказались от планов по строительству жилья премиум-класса.

Долгое время сделку не могли закрыть — весной 2020-го участок с проектом застройки купила созданная около года назад и неизвестная на рынке компания «Альфа Фаберже». Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», ее учредителем и руководителем является предприниматель Виталий Бахарев.

Игроки рынка связывают «Альфа Фаберже» с ювелирным заводом «Альфа» на площади Фаберже, а также с банком «Дом.рф» (он выделил застройщику более 3 миллиардов рублей в качестве проектного финансирования на ЖК Meltzer Hall).

Для «Альфа Фаберже» проект на набережной Карповки станет пилотным.

На участке построят элитный ЖК на 163 квартиры. Исторические объекты обещают сохранить

На набережной Карповки планируют построить элитный ЖК Meltzer Hall по проекту «Студии-44» Никиты Явейна. Общая площадь комплекса — почти 34 тысячи квадратных метров, в нем разместят 163 квартиры.

«Фасадное решение комплекса своеобразно: на стенах зданий собрана целая коллекция элементов петроградского модерна — окон, дверей, каменной кладки, скульптуры, орнаментов», — говорится на сайте студии.

При возведении дома обещают сохранить исторические постройки — дом Корлякова, кинематограф «Гранд-Палас», а также бывшие фабричные корпуса из красного кирпича и дымовую трубу. Жилой комплекс должен будет стоять за зданиями-памятниками.Во время обсуждения в градостроительном совете проект вызвал споры. Например, известные петербургские архитекторы Сергей Шмаков, Марк Рейнберг и Святослав Гайкович выступили за снос дома Корлякова. По их мнению, здание не будет «гармонировать с новым домом». Однако постройку решили сохранить.

Многие местные жители выступают против проекта — из-за внешнего вида ЖК и неопытности застройщика

Многие жители Петроградской недовольны внешним видом жилого комплекса. В соцсетях его сравнивают с «гробом», «саркофагом» и «пломбой неопытного стоматолога». Депутат Закса Борис Вишневский обратился к губернатору Александру Беглову из-за проекта. Однако есть и те, кто одобряет постройку.

Местные жители также опасаются строительства подземной парковки в ЖК на берегу Карповки — они говорят о возможных подтоплениях и движении грунта.

Горожане считают, что у застройщика «Альфа Фаберже» недостаточно опыта для работы на таком сложном объекте. «Бумага» направила запрос в КГИОП о том, как город будет следить за работами в историческом центре.

Жители дома № 53 по Каменноостровскому проспекту также говорят, что строительство восьмиэтажного здания перекроет им дневной свет, превратив двор в колодец. Они предлагают отменить проект и создать на берегу Карповки зеленую зону, а исторические объекты превратить в креативное пространство или бизнес-центр.

ЖК разместится на месте фабрики Мельцера. Там делали мебель для дворцов и гидросамолеты

Участок на набережной Карповки в 1884 году выкупила семья Мельцеров, которая оборудовала на территории мебельный завод. Товары пользовались популярностью у аристократии, их покупали в том числе ко двору императора Александра III, рассказывал краевед Алексей Шишкин в рассылке «Бумаги» о петербургских домах.

С началом Первой мировой войны на фабрике помимо создания мебели стали заниматься военными поставками — там изготавливали пропеллеры для первых самолетов и футляры для переноски телефонных и телеграфных аппаратов. В 1918 году фабрика закрылась.

В советские годы там работал «Художественно-деревообделочный завод имени Халтурина». Вплоть до 1998 года завод действовал под разными названиями. В последние годы существования на участке работал комбинат «Интурист», где изготавливали мебель для гостиниц.

Подробнее о фабрике Мельцера и других петербургских зданиях можно узнать в нашей рассылке.

Читайте также наши тексты недели:

  • что будет с Речным яхт-клубом на Петровской косе, откуда выселили яхтсменов ;
  • как петербурженка разбила в Коломне секретный сад с розами и прудом с рыбками;
  • почему городскому бюджету на самом деле выгодны частные театры — рассуждает режиссер.

И подписывайтесь на нас в телеграме, инстаграме и во «ВКонстакте», чтобы не пропускать такие истории.

Читать еще:  Русифицировать программу superantispyware free. Antispyware — антишпионские программы. Различия антивирусов и antispyware

Могут ли чиновники отменить строительство нескольких ЖК в Ленобласти?

Комитет по архитектуре и градостроительству Ленобласти требует отменить проекты планировки территорий (ППТ), которые реализуют компании ФСК «Лидер» и компания «Самолет ЛО» во Всеволожском районе Ленинградской области. Речь идет о жилых комплексах «Светлановский» и «Мурино 2017».

В правительстве уточняют, что соответствующее предписание направлено в администрацию Бугровского сельского поселения, но муниципалитет пока не исполнил его. Теперь власти будут через суд добиваться отмены проекта планировки и, соответственно, разрешений на строительство двух жилых комплексов.

В администрации возмущены тем, что у застройщиков нет проекта школы, и они не хотят строить новую дорогу. При этом чиновники уверяют, что покупатели квартир в ЖК не пострадают. «Там, где выданы разрешения на строительство и есть уже дольщики, отмен не будет», — заверяют в областной администрации.

ЖК «Мурино 2017»

Несмотря на утешительные слова чиновников, граждане опасаются, что из-за судебных разбирательств и отмены ППТ на рынке появятся новые «долгострои». В итоге пострадают и бизнесмены, и рядовые покупатели квартир.

Напомним, что у областного правительства уже есть опыт отмены принятых проектов панировки территорий. Так, в 2013 году власти отменили градостроительный план участка, принадлежавшего компании NCC, которая сейчас работает под брендом BONAVA. Затем правительство Ленобласти отменило еще два ППТ в Новодевяткинском сельском поселении площадью около 45 га, которые осваивали компании «Град» и «Дальпитерстрой». В 2014 году незаконным был признан проект планировки участка площадью 4 га в Колтушах, который принадлежит ООО «Сигма».

ЖК «Эланд» компании BONAVA

Кто виноват?

Претензии Комитета по архитектуре и градостроительству адресованы не только к застройщикам, но и к муниципальным властям, которые утверждают спорные ППТ. В администрации области считают, что на местах нет специалистов должного уровня, которые смогли бы подготовить и утвердить качественную градостроительную документацию. В результате прилегающие к Петербургу территории застраиваются хаотично: не хватает садиков и школ, дороги загружены, часто нарушаются правила высотности и плотности застройки.

ЖК «Светлановский». Рендер: up-kvartal-setlanovskij-official.ru


Проверка и доработка проектов планировки со стороны муниципалитетов часто является необходимой мерой, отмечает к.ю.н., адвокат, председатель Третейского суда строительных организаций Юлия Вербицкая. Зачастую только так можно повлиять на недобросовестных застройщиков, которые продают жилые метры, не заботясь о социальных объектах. Однако, по мнению юриста, для начала нужно разобраться, кто виноват – застройщики или местные власти. «Если проекты планировки уже были утверждены, строительство жилых объектом по ним начато, то следует разобраться, каким образом и кем данные документы утверждались и, если порядок их получения был соблюден, то ответственность за строительство дополнительных социальных объектов должна возлагаться на местные муниципалитеты, которые принимали участие в процессе согласования разрешительных документов, включая ППТ», — считает Вербицкая.

Как полагают эксперты рынка недвижимости, с помощью отмены принятых ППТ региональные власти действительно пытаются навести порядок на рынке и призвать застройщиков в более цивилизованной работе. Однако методы чиновников слишком грубы – они вселяют неуверенность в девелоперов и вызывают страх у потенциальных покупателей жилья. Это значительно ухудшает инвестиционный климат региона.

«По всей видимости, региональные власти решили разработать превентивные меры, направленные на контроль обеспечения новостроек социальными объектами, — считает управляющий партнер «Метриум Групп» Мария Литинецкая. — Вспоминается нашумевшая история, когда Подмосковные власти ввели мораторий на новое строительство в Химках, Балашихе, Королеве.

Вероятно, запрет мог и не потребоваться, если бы чиновники всегда участвовали в инфраструктурном развитии городов. Однако бездействие привело к весьма предсказуемым последствиям: нехватки мест в детских садах, парковочных мест во дворах, пробках, перегруженному общественному транспорту и т.п. Так как превентивные меры не были предприняты, пришлось вводить жесткие запреты, от которых в конечном счете пострадали девелоперы. По всей видимости, региональные власти решили пойти по другому пути и заранее сделать все возможное, чтобы не допустить похожей ситуации в той же Ленинградской области».

Однако, как полагает эксперт, отмена проекта планировки – не цивилизованная мера регулирования рынка, как и ограничение выдачи разрешения на строительство. «Застройщик вкладывает средства, разрабатывает план развития участка, на его основе составляет экономическую модель проекта. И в итоге власти вносят свои жесткие коррективы, в результате которых девелопер «откатывается» на несколько шагов назад. Вопрос в том, кто возместит его затраты? Таким образом, с одной стороны, благие намерения чиновников контролировать строительство и набор социальной инфраструктуры понятны и логичны. С другой стороны, рычаги взаимодействия в некотором роде напоминают «охоту на ведьм». По сути, теперь ни один девелопер не может быть уверен в том, что ему не «выбьют почву из-под ног», — резюмирует Литинецкая.

Похожего мнения придерживается вице-президент Becar Asset Management Group Илья Андреев. « С одной стороны, можно понять администрацию: обеспечение большого количества строящегося жилья соответствующей инфраструктурой стало бы колоссальной нагрузкой на бюджет. С другой стороны, такой подход не совсем правильный, поскольку застройщики действуют в рамках правового поля. А, если застройщики изначально не в рамках правового поля, то важно понять, на каком основании появились те разрешения на строительство и градостроительные планы?», — недоумевает эксперт.

По мнению Ильи Андреева, отзывы разрешений задним числом выглядят как попытка манипуляции. Власть должна договариваться с бизнесом, потому что если строительство остановится, в конечном итоге пострадают все. «В строительной отрасли задействовано огромное количество прочих индустрий, она является основным налогоплательщиком и главным работодателем в городе», — заключает эксперт.

Кто крайний?

Чиновники утверждают, что не будут отменять ППТ проектов, если уже есть дольщики. Однако вполне вероятно возникновение такой ситуации, когда, например, первая очередь ЖК заселена, а вторая или третья лишается ППТ и разрешения на строительство. В этом случае жителей новых домов ждет непредсказуемое будущее.

«Парадокс ситуации в том, что если у застройщика отзовут разрешение на строительство, то в первую очередь от этого пострадают сами дольщики, — считает Мария Литинецкая. — По сути, теперь они не могут быть уверенны в том, что во дворе девелопер не построит вместо детского сада поликлинику. Или вовсе запроектирует не три, а две, но большие школы. И идти детям до них придется через оживленные внутриквартальные дороги».

Фактически в случае отмены ППТ жители окрестных домов в качестве соседей получают «кота в мешке». Например, проект комплексного освоения территории может превратиться в компактный жилой комплекс на несколько домов. «То есть при самом пессимистичном развитии событий покупатели первой очереди будут жить буквально «в чистом поле» без детских садов, школ и поликлиник ввиду того, что застройщик не сможет согласовать проект в том виде, каким его видят власти. В таком случае девелоперу проще отказаться от строительства, чем «работать ради работы» с минимальной доходностью», — считает Литинецкая.

Что делать?

Распознать застройщика, который может лишиться разрешения на строительство или ППТ, практически невозможно. До момента ввода объекта в эксплуатацию никто не может гарантировать, что участники строительства исполнят все обязательства. «Если Вы хотите 100 % гарантии — покупайте жилье готовое и сданное в эксплуатацию. Во всех остальных случаях абсолютной гарантии покупателю дать не может никто», — утверждает Юлия Вербицкая.

Юристы предупреждают, что наличие дольщиков в жилом комплексе тоже не защитит застройщика от неприятностей на 100%. Управляющий партнер юридической фирмы «Бреева, Емельянов и партнеры» Валерий Емельянов отмечает, что в 9 из 10 случаев объект лишается разрешительных документов уже после того, как появляются первые покупатели квартир. Впрочем, именно это и помогает застройщикам защищать свои права в суде.

«Уже есть огромное количество дольщиков, которые и становятся надёжным социальным щитом для застройщика. Органы власти, к сожалению, меньше всего заботит судьба участников долевого строительства (членов жилищных кооперативов и пр). Под формально благой целью скрываются гораздо более прозаичные вещи», — поясняет юрист.

Специалист отмечает, что грамотное правовое сопровождение помогает застройщикам защищать свои права в суде, если все документы оформлены в соответствии с требованиями законодательства, имеются необходимые экспертизы и они никем не оспорены. Однако это не значит, что заинтересованные лица не могут восстановить свои нарушенные права при незаконном строительстве (например, если не были проведены публичные слушания). «Так что каждое дело индивидуально и требует тщательного анализа, как со стороны участников спора, так и суда», — заключает Емельянов.

Остается надеяться, что чиновники все же найдут более аккуратные методы работы с застройщиками.

Что известно о строительстве ЖК на месте старинной фабрики на Карповке. Восьмиэтажное здание сравнивают с «саркофагом», работы будет вести неизвестный на рынке застройщик

На набережной Карповки начали сносить историческую дымовую трубу бывшей мебельной фабрики Мельцера — там освобождают участок для строительства элитного ЖК Meltzer Hall.

Местные жители переживают из-за внешнего вида будущего здания и неопытности застройщика: Bonava продала участок компании «Альфа Фаберже», у которой пока нет ни одного реализованного проекта.

«Бумага» рассказывает, что известно о стройке на месте старинной фабрики, где делали мебель для дворцов.

На набережной Карповки сносят старинную дымовую трубу фабрики Мельцера ради строительства нового ЖК

3 августа на набережной реки Карповки в Петроградском районе начали сносить дореволюционную дымовую трубу бывшего мебельно-столярного завода Мельцера. Рабочие отбивали кирпичи перфораторами и сбрасывали их с высоты башни.

Местные жители в соцсетях назвали работы «варварским вандализмом» и потребовали остановить снос. При этом демонтаж трубы согласован с КГИОП, в будущем ее должны воссоздать «на историческом месте, в исторических габаритах».

Снос дымовой трубы — один из этапов строительства нового элитного ЖК Meltzer Hall на набережной Карповки. Объект должны сдать в эксплуатацию в 2022 году.

Строительством элитного ЖК должна была заниматься Bonava, но компания продала проект неизвестному на рынке застройщику

В 2013 году участок бывшей мебельной фабрики Мельцера на набережной Карповки купила шведская компания Bonava (до ребрендинга — NCC). Там решили построить элитный жилой комплекс.

В 2014-м территорию очистили от зданий, которые не были признаны архитектурными памятниками. Работы проводили без разрешения властей, за что застройщика оштрафовали на 600 тысяч рублей. Позже Bonava оформила все необходимые документы.

Уже через год компания выставила участок на продажу. В Bonava сообщили, что пересмотрели стратегию развития и отказались от планов по строительству жилья премиум-класса.

Долгое время сделку не могли закрыть — весной 2020-го участок с проектом застройки купила созданная около года назад и неизвестная на рынке компания «Альфа Фаберже». Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», ее учредителем и руководителем является предприниматель Виталий Бахарев.

Игроки рынка связывают «Альфа Фаберже» с ювелирным заводом «Альфа» на площади Фаберже, а также с банком «Дом.рф» (он выделил застройщику более 3 миллиардов рублей в качестве проектного финансирования на ЖК Meltzer Hall).

Для «Альфа Фаберже» проект на набережной Карповки станет пилотным.

На участке построят элитный ЖК на 163 квартиры. Исторические объекты обещают сохранить

На набережной Карповки планируют построить элитный ЖК Meltzer Hall по проекту «Студии-44» Никиты Явейна. Общая площадь комплекса — почти 34 тысячи квадратных метров, в нем разместят 163 квартиры.

«Фасадное решение комплекса своеобразно: на стенах зданий собрана целая коллекция элементов петроградского модерна — окон, дверей, каменной кладки, скульптуры, орнаментов», — говорится на сайте студии.

При возведении дома обещают сохранить исторические постройки — дом Корлякова, кинематограф «Гранд-Палас», а также бывшие фабричные корпуса из красного кирпича и дымовую трубу. Жилой комплекс должен будет стоять за зданиями-памятниками.Во время обсуждения в градостроительном совете проект вызвал споры. Например, известные петербургские архитекторы Сергей Шмаков, Марк Рейнберг и Святослав Гайкович выступили за снос дома Корлякова. По их мнению, здание не будет «гармонировать с новым домом». Однако постройку решили сохранить.

Многие местные жители выступают против проекта — из-за внешнего вида ЖК и неопытности застройщика

Многие жители Петроградской недовольны внешним видом жилого комплекса. В соцсетях его сравнивают с «гробом», «саркофагом» и «пломбой неопытного стоматолога». Депутат Закса Борис Вишневский обратился к губернатору Александру Беглову из-за проекта. Однако есть и те, кто одобряет постройку.

Местные жители также опасаются строительства подземной парковки в ЖК на берегу Карповки — они говорят о возможных подтоплениях и движении грунта.

Горожане считают, что у застройщика «Альфа Фаберже» недостаточно опыта для работы на таком сложном объекте. «Бумага» направила запрос в КГИОП о том, как город будет следить за работами в историческом центре.

Жители дома № 53 по Каменноостровскому проспекту также говорят, что строительство восьмиэтажного здания перекроет им дневной свет, превратив двор в колодец. Они предлагают отменить проект и создать на берегу Карповки зеленую зону, а исторические объекты превратить в креативное пространство или бизнес-центр.

ЖК разместится на месте фабрики Мельцера. Там делали мебель для дворцов и гидросамолеты

Участок на набережной Карповки в 1884 году выкупила семья Мельцеров, которая оборудовала на территории мебельный завод. Товары пользовались популярностью у аристократии, их покупали в том числе ко двору императора Александра III, рассказывал краевед Алексей Шишкин в рассылке «Бумаги» о петербургских домах.

С началом Первой мировой войны на фабрике помимо создания мебели стали заниматься военными поставками — там изготавливали пропеллеры для первых самолетов и футляры для переноски телефонных и телеграфных аппаратов. В 1918 году фабрика закрылась.

В советские годы там работал «Художественно-деревообделочный завод имени Халтурина». Вплоть до 1998 года завод действовал под разными названиями. В последние годы существования на участке работал комбинат «Интурист», где изготавливали мебель для гостиниц.

Подробнее о фабрике Мельцера и других петербургских зданиях можно узнать в нашей рассылке.

Читайте также наши тексты недели:

  • что будет с Речным яхт-клубом на Петровской косе, откуда выселили яхтсменов ;
  • как петербурженка разбила в Коломне секретный сад с розами и прудом с рыбками;
  • почему городскому бюджету на самом деле выгодны частные театры — рассуждает режиссер.

И подписывайтесь на нас в телеграме, инстаграме и во «ВКонстакте», чтобы не пропускать такие истории.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector