1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Взлеты и падения женщин в мафии

Содержание

Взлеты и падения женщин в мафии

Мария Кампанья управляла империей своего мужа, пока его не было рядом, подобно гомеровской Пенелопе. С той лишь разницей, что Сальваторе Капелло не ходил по морям в поисках приключений, как Одиссей, а отбывал срок в тюрьме особого режима для мафиози, убийц и террористов.

Photo: CC0 Public Domain

Роль Кампаньи и в клане Капелло, и на семейном фронте вдохновила итальянскую прокуратуру назвать расследование «Пенелопа». Один из членов клана назвал Кампанью «женщиной с яйцами», как свидетельствуют аудиозаписи следствия.

За время операции «Пенелопа» в январе 2017 года по обвинениям в мафиозном сговоре, наркоторговле, вымогательстве и других уголовных преступлениях удалось поймать 30 человек.

Издавна жены мафиози растили детей и передавали послания мужей из тюрем другим членам мафии. Но традиция, которая берет начало еще в середине XIX века, стремительно устаревает.

Чтобы защитить свои незаконно нажитые активы от конфискации, мафиози все чаще передают права собственности женам и сестрам.

Как выяснил итальянский исследовательский центр TransCrime, только 2,5 процента осужденных в Италии по делам мафии — женщины. При этом им принадлежит треть всех мафиозных активов.

Исследовательский центр также выяснил, что среди владельцев собственности, связанной с мафией, женщин вдвое больше, чем в легальном бизнесе Италии.

Из всех изъятых у итальянской мафии компаний больше всего женщин (52 процента) оказалось в ресторанном бизнесе и гостиничной индустрии, о чем свидетельствуют данные исследования TransCrime, которое продолжается и поэтому пока не опубликовано. Cледом среди самых «женских» сфер оказались оптово-розничная торговля (38 процентов), транспорт (37,8 процента) и строительство (28,5 процента).

«В строительных и транспортных компаниях, конфискованных у мафии, совладельцев-женщин вчетверо больше, чем в легальных организациях», — рассказал аналитик из TransCrime Микеле Риккарди.

Эксперт объяснил, с чем это связано.

«Они — идеальные доверенные лица. Как правило, у них небогатое криминальное прошлое, юридическая экспертиза не может их подловить, а если они состоят в семье, то передают клану контроль над компанией», — добавил Риккарди.

«Мафия передает женщинам права вести финансовую деятельность, чтобы защитить свой бизнес от конфискации и спрятать настоящих владельцев активов», — сказала OCCRP профессор судебной социологии Университета Палермо Алессандра Дино.

Из доверенных лиц — в боссы

Женщины не ограничиваются лишь пассивным участием.

«Есть множество примеров в коза ностра или ндрангете, когда женщины играют ведущие роли и очень активно участвуют в бизнесе своей семьи», — рассказывает Дино.

Кампанья — не первая влиятельная женщина в итальянском мафиозном клане. Страницы дел в отношении мафии исписаны именами женщин, которые вели себя как боссы кланов, будь то ндрангета, коза ностра или каморра.

Согласно материалам суда, Капелло полностью доверял Марии («Пенелопе») Кампанье. Он уважал свою жену больше, чем любого из своих подельников-мужчин, поэтому именно она вела всю коммуникацию между Капелло и остальными членами клана, пока он сидел в тюрьме. Только ей Капелло доверил вести дела с торговцами из Южной Америки, у которых клан Капелло покупал наркотики.

Более того, Кампанья была организатором «сбора значительных поставок кокаина в любом порту, в какой бы они ни прибыли», — написали следователи в ордере на арест.

В общем, Кампанья была не временной заменой мужу, а настоящим боссом.

Таких женщин пока немного, но их число растет. Если в 1989 году обвинение по делам мафии было предъявлено только одной женщине, то в 1995 году их стало уже 89. Рост числа преступниц в мафиозных кругах Дино объясняет тем, что прокуроры изменили подход к их преследованию.

Преследование женщин-мафиози становится жестче

Мария Кампанья (Фото: Polizia di Stato)

До начала 90-х исход расследования зависел от того, кто совершил преступление, — мужчина или женщина.

«Возьмем, к примеру, незаконное владение оружием, — объясняет Дино. — Как видно из судебного досье, если оружие находили у женщины, то преступление классифицировали как «пособничество и подстрекательство». Мужчине предъявили бы гораздо более тяжкое обвинение — «участие в мафиозном сговоре».

Долгое время и прокуроры, и общественность считали, что женщин против воли втягивали в преступления их возлюбленные. Отметим, что согласно кодексам чести, которых придерживаются итальянские кланы, женщина не может пройти ритуал посвящения в члены мафии.

И поскольку прокуроры не могли официально доказать связь между женщинами и мафиозными кланами, они предъявляли им обвинения, которые было легче доказать в суде.

«Только в 1999 году, предъявив женщине обвинения третьей степени, итальянская судебная система признала, что женщина может быть осуждена за преступления мафии, даже если формально между ними нет связи», — объяснил Дино.

Ложная эмансипация

Cговор с мафией

Статья «сговор с мафией» пополнила итальянский уголовный кодекс в 1982 году. Ее стали применять, когда подозреваемый участвовал в групповом запугивании, принуждении или заговоре молчания (омерта) c целью получить контроль над бизнесом или повлиять на выборы. Статья об омерте позволила правоохранителям изымать имущество мафии, а с 1996 года — передавать его организациям гражданского общества.

Может показаться, что женская эмансипация добралась и до криминального мира, но на поверку это не так, считает исследовательница и автор книг о женщинах в итальянской мафии Омбретта Инграши.

«Арест босса — решающее условие для того, чтобы женщина получила значимую роль в мафиозном клане, — написала Инграши журналистам. — Но эта власть «временная и делегированная». Она длится до тех пор, пока босс клана сидит в тюрьме».

Вспомним дело Джузи Витале. В 90-х трое ее братьев возглавляли сицилийский клан деревни Партинико в 30 километрах от Палермо.

Сидя за решеткой, братья-мафиози решили отдать бразды правления своей сестре Джузи. Харизматичная женщина разбиралась в делах клана и пользовалась доверием братьев. Джузи держала клан железной хваткой, за что пресса прозвала ее «боссом в юбке».

То недолгое время, что Джузи управляла бандой, пока ее не арестовали, она делала все то же, что и ее братья. И все же ее никогда не допускали на встречи высокопоставленных членов мафии.

Еще один пример криминальной псевдоэмансипации — Нунция Гравиано. Ее братья Джузеппе и Филиппо — жестокие лидеры клана коза ностра в Палермо — передали бизнес сестре, пока сами отбывали срок за убийство.

Нунция управляла кланом, его финансами и руководила отмыванием денег из своего тайного убежища в Ницце во Французской Ривьере. Она была умна, знала несколько языков, исправно читала главную газету Италии о финансах, умела обращаться с компьютером и разбиралась в бухгалтерии.

«Когда коза ностра занялась продажей героина, в сфере отмывания денег появилось место для людей, чьи обязанности не связаны напрямую с насилием. На эту роль больше подходили женщины, чем мужчины», — написала Инграши.

Мафии были нужны бухгалтеры, а не просто воспитательницы, посыльные и доверенные лица. Также женщины преуспевали в вымогательстве, где бо́льшую роль играет психология, нежели физическое насилие.

Гравиано играла важнейшую роль в благополучии клана. Но уважение ее братьев имело пределы. Когда выяснилось, что Нунция встречается с сирийским врачом, братья заставили ее разорвать связь.

«Какую религию исповедует этот парень? — спросили они сестру. — Развод непозволителен. Все отношения должны вести к браку».

В случае семьи Гравиано столкновение новых веяний и традиций вылилось в самый распространенный в современных мафиозных кланах конфликт.

«Положение женщины — это развитие с одной стороны, и откат с другой», — пишет Инграши.

Новая порода

41-бис

Так называемый 41-бис («строгий режим») — это статья Закона об административном управлении тюрьмами Италии, который был принят в 1986 году и предусматривает специальные меры пресечения в отношении некоторых заключенных. Среди этих мер запрет на телефонную связь, частичный запрет на встречи с родственниками, полный или частичный запрет доступа к развлечениям. 41-бис может применяться к заключенным, виновным в преступлениях мафии, убийствах, вымогательстве, похищении людей, обороте наркотиков и терроризме. Он преследует две цели: ограничить контакты заключенных с внешним миром и заставить их сотрудничать с властями.

Особый режим заключения 41-бис эффективно подрывает координацию действий мафиозных кланов по всей Италии.

И хотя тюремный срок все еще является обязательной ступенью в карьере будущего мафиози, запрет на общение с внешним миром ставит под угрозу авторитет боссов, заключенных в 41-бис.

Это заставило преступников сменить тактику. Вместо того чтобы отправлять наследников постигать школу жизни в тюрьмах, мафия стала оберегать их от заключения. Мафиози отправляют детей за границу, где те изучают языки и превращаются в «белых воротничков» — юристов, бухгалтеров и нотариусов.

Своих женщин мафия призывает к скромности и запрещает выставлять напоказ богатства, все меньше одаривая их драгоценностями, шубами и дорогими автомобилями. Пока мужья, братья и племянники сидят в тюрьмах, они остаются последним бастионом клана и ведут его бизнес.

Власти хорошо знакомы с новой тактикой преступных сообществ, которая стала центральной темой январского общенационального тренинга для итальянской полиции.

Самое слабое звено

Связи в структурах мафии обычно пожизненные и прочные, но не прочнее связи матери с ребенком, которая способна превратить женщину в самое слабое звено клана.

Число женщин, ставших информаторами, растет пропорционально количеству соучастниц преступлений мафии.

Устав от жизни, наполненной страхом, жестокостью и убийствами, женщины задаются вопросом: «Такой ли жизни я желаю своему ребенку?».

Из криминального мира у женщин два пути — сотрудничество с властями, которые затем помогают им скрыться, или попытка сбежать своими силами, что сделать значительно сложнее.

Мария — одна из тех, кто пошел по первому пути. Из соображений безопасности ее фамилия не раскрывается.

Мария рассказала OCCRP, что в 1990 году, когда ей было 25 лет, она вышла замуж за могущественного босса ндрангеты. Он был убит из-за конфликта вокруг сделки по поставкам кокаина между ее кровными родственниками и семьей со стороны мужа. Тело супруга Марии подожгли, а затем скормили свиньям, чтобы скрыть следы убийства. Но у ндрангеты острый нюх. Узнав правду, члены клана убили брата и дядю Марии.

Спустя два года раздумий Мария решилась прервать череду убийств прежде, чем пострадает ее дочь.

Мария знала, кто убил ее брата и дядю, как устроен бизнес клана ее мужа и кто играл главные роли в нем.

«Я знала слишком много, — сказала она OCCRP. — И видела слишком много. Я решила сотрудничать со следствием, чтобы спасти свою дочь и себя».

Благодаря показаниям Марии удалось поймать десятки членов мафии. Сама Мария многие годы живет по программе защиты свидетелей под новым именем в новом месте. Но страх — ее постоянный спутник.

«Я ходячий мертвец, — говорит женщина. — Ндрангета ничего не забывает».

Мария делает всё, чтобы жить нормальной жизнью ради своего ребенка. Самое важное, что «моя дочь теперь — счастливая молодая женщина, а я могу чувствовать запах дождя», как признается Мария.

C Mafia по жизни: арт-директор знаменитой серии вспоминает 15 лет своей работы

Ветеран серии Mafia Роман Хладик (Roman Hladik) оглядывается на свой творческий путь

Роман Хладик (Roman Hladik) много лет провел с Mafia. Он прокладывал путь для Томми Анджело по просторам Lost Heaven, руководя работой над персонажами для первой Mafia. Он создавал мир Вито Скалетты, город Эмпайр-Бэй, будучи арт-директором Mafia II… и Нью-Бордо для Линкольна Клея, занимаясь тем же самым в Mafia III. В общем, как вы уже поняли, этот человек стоял у самых истоков Mafia.

Роман сходу признается, если бы кто-то сказал ему, что он будет работать над какой-то игрой 15 лет, он бы ни за что не поверил. Как можно заниматься чем-то одним так долго? Но именно так все и получилось. И сегодня Роман расскажет о том, как появилась Mafia.

Так началась Mafia

«Это случилось вскоре после того, как в Чехословакии рухнул «Железный занавес». Мне удалось убедить родителей купить мне Commodore 64. Так я открыл дверь в невероятный мир компьютерных игр и графических редакторов. Поверьте на слово, чтобы рисовать с помощью джойстика, требуется немалая сила воли. Уже в старшей школе я не только играл, но и сам трудился над играми, а потом присоединился к Illusion Softworks в работе над новой серией».

«В начале нас было всего пятеро. В то время разработческие команды редко бывали более многолюдными. Мы начали создавать фэнтезийную ролевую игру, но после индустриальной выставки решили резко изменить курс. Устроили мозговой штурм. Мы вспомнили те игры, которые нам нравились, и задумались, как объединить вместе все удачные механики. Честно говоря, мы просто решили сделать игру, в которую сами захотели бы поиграть».

«Мы черпали вдохновение в классических фильмах о гангстерах и пытались передать эту атмосферу в видеоигре. Если мне не изменяет память, первоначально игрок должен был быть полицейским, но затем Дэниэл Вавра (Daniel Vávra) внес изменения в сценарий. Он сместил приоритеты, и эта идея всем пришлась по душе. Мы не оглядывались назад. У нас была цель.

Первый успех и консольные сложности

«В то время никто не представлял, с какими сложностями нам придется столкнуться. Первую игру мы создавали почти пять лет, а команда за это время выросла до почти сорока человек. Несмотря на то, что мы с головой были в игре, мы не представляли, что будет, когда она поступит в продажу. Хотя, само собой, надеялись, что игрокам наш труд придется по душе. Отклики геймеров и критиков показали нам, что все было не зря. В Mafia был захватывающий сюжет и кинематографическая атмосфера, а в 2002 году такое еще было в новинку.

После успеха первой части мы не сомневались в своем желании выпустить продолжение. Дэниэл сразу же начал трудиться над сценарием Mafia II. Мы считали, что раз уж мы только что выпустили отличную игру, главные сложности остались позади.

Читать еще:  7 способов отключить или включить USB порты в Windows 7,8,XP

И тут сменилось поколение консолей. Мы решили продолжать разработку на собственном движке, который был создан для другой игры Illusion Softworks, и готовиться к новым возможностям. У нас было всего ничего: сценарий, пара иллюстраций и новый движок, работа над которым еще не была закончена. Мы учились работать с шейдерами и познавали возможности нового оборудования».

«Само собой, новые технологии подняли планку требований к качеству. В активной фазе разработки команда Mafia II насчитывала почти 200 человек в двух студиях, в Праге и в Брно».

«Работа над Mafia II потребовала от меня больших сил, потому что в оригинальной Mafia я отвечал только за персонажей. Теперь же мне пришлось взять на себя заботу обо всем облике игры. Мы вновь обозначили цель: дать игрокам возможность окунуться в достоверную и напряженную атмосферу. Мы вновь прошли тем же путем: создали историю, затем превратили ее в игру, и в итоге могли гордиться собой после премьеры».

Mafia III или история повторяется

«Прежде чем заниматься третьей частью Mafia, мы взяли небольшую передышку. Как и в случае с Mafia II мы знали, что должны повысить качество. Особенно учитывая, что поколение консолей вновь менялось (вот так вот история повторяется!). Мы решили сразу ориентироваться на более новое оборудование (и в итоге Mafia III появилась на PS4)».

«Сделав наброски Нью-Бордо, мы определили нашу ключевую идею — показать грубый и намного менее романтичный мир американского преступного мира. Как и два предыдущих выпуска, третья опиралась на грандиозный сценарий и самый большой в нашей истории открытый мир.

Я хочу поблагодарить всех игроков, которые провели с нами эти 15 увлекательных лет. Спасибо всем, кто подарил мне возможность принять участие в создании этой удивительной серии. И, конечно, спасибо моим родителям, которые 28 лет назад все-таки купили мне Commodore 64».

А какой выпуск серии Mafia больше всего любите вы?

Взлеты и падения женщин в мафии

Мария Кампанья управляла империей своего мужа, пока его не было рядом, подобно гомеровской Пенелопе. С той лишь разницей, что Сальваторе Капелло не ходил по морям в поисках приключений, как Одиссей, а отбывал срок в тюрьме особого режима для мафиози, убийц и террористов.

Photo: CC0 Public Domain

Роль Кампаньи и в клане Капелло, и на семейном фронте вдохновила итальянскую прокуратуру назвать расследование «Пенелопа». Один из членов клана назвал Кампанью «женщиной с яйцами», как свидетельствуют аудиозаписи следствия.

За время операции «Пенелопа» в январе 2017 года по обвинениям в мафиозном сговоре, наркоторговле, вымогательстве и других уголовных преступлениях удалось поймать 30 человек.

Издавна жены мафиози растили детей и передавали послания мужей из тюрем другим членам мафии. Но традиция, которая берет начало еще в середине XIX века, стремительно устаревает.

Чтобы защитить свои незаконно нажитые активы от конфискации, мафиози все чаще передают права собственности женам и сестрам.

Как выяснил итальянский исследовательский центр TransCrime, только 2,5 процента осужденных в Италии по делам мафии — женщины. При этом им принадлежит треть всех мафиозных активов.

Исследовательский центр также выяснил, что среди владельцев собственности, связанной с мафией, женщин вдвое больше, чем в легальном бизнесе Италии.

Из всех изъятых у итальянской мафии компаний больше всего женщин (52 процента) оказалось в ресторанном бизнесе и гостиничной индустрии, о чем свидетельствуют данные исследования TransCrime, которое продолжается и поэтому пока не опубликовано. Cледом среди самых «женских» сфер оказались оптово-розничная торговля (38 процентов), транспорт (37,8 процента) и строительство (28,5 процента).

«В строительных и транспортных компаниях, конфискованных у мафии, совладельцев-женщин вчетверо больше, чем в легальных организациях», — рассказал аналитик из TransCrime Микеле Риккарди.

Эксперт объяснил, с чем это связано.

«Они — идеальные доверенные лица. Как правило, у них небогатое криминальное прошлое, юридическая экспертиза не может их подловить, а если они состоят в семье, то передают клану контроль над компанией», — добавил Риккарди.

«Мафия передает женщинам права вести финансовую деятельность, чтобы защитить свой бизнес от конфискации и спрятать настоящих владельцев активов», — сказала OCCRP профессор судебной социологии Университета Палермо Алессандра Дино.

Из доверенных лиц — в боссы

Женщины не ограничиваются лишь пассивным участием.

«Есть множество примеров в коза ностра или ндрангете, когда женщины играют ведущие роли и очень активно участвуют в бизнесе своей семьи», — рассказывает Дино.

Кампанья — не первая влиятельная женщина в итальянском мафиозном клане. Страницы дел в отношении мафии исписаны именами женщин, которые вели себя как боссы кланов, будь то ндрангета, коза ностра или каморра.

Согласно материалам суда, Капелло полностью доверял Марии («Пенелопе») Кампанье. Он уважал свою жену больше, чем любого из своих подельников-мужчин, поэтому именно она вела всю коммуникацию между Капелло и остальными членами клана, пока он сидел в тюрьме. Только ей Капелло доверил вести дела с торговцами из Южной Америки, у которых клан Капелло покупал наркотики.

Более того, Кампанья была организатором «сбора значительных поставок кокаина в любом порту, в какой бы они ни прибыли», — написали следователи в ордере на арест.

В общем, Кампанья была не временной заменой мужу, а настоящим боссом.

Таких женщин пока немного, но их число растет. Если в 1989 году обвинение по делам мафии было предъявлено только одной женщине, то в 1995 году их стало уже 89. Рост числа преступниц в мафиозных кругах Дино объясняет тем, что прокуроры изменили подход к их преследованию.

Преследование женщин-мафиози становится жестче

Мария Кампанья (Фото: Polizia di Stato)

До начала 90-х исход расследования зависел от того, кто совершил преступление, — мужчина или женщина.

«Возьмем, к примеру, незаконное владение оружием, — объясняет Дино. — Как видно из судебного досье, если оружие находили у женщины, то преступление классифицировали как «пособничество и подстрекательство». Мужчине предъявили бы гораздо более тяжкое обвинение — «участие в мафиозном сговоре».

Долгое время и прокуроры, и общественность считали, что женщин против воли втягивали в преступления их возлюбленные. Отметим, что согласно кодексам чести, которых придерживаются итальянские кланы, женщина не может пройти ритуал посвящения в члены мафии.

И поскольку прокуроры не могли официально доказать связь между женщинами и мафиозными кланами, они предъявляли им обвинения, которые было легче доказать в суде.

«Только в 1999 году, предъявив женщине обвинения третьей степени, итальянская судебная система признала, что женщина может быть осуждена за преступления мафии, даже если формально между ними нет связи», — объяснил Дино.

Ложная эмансипация

Cговор с мафией

Статья «сговор с мафией» пополнила итальянский уголовный кодекс в 1982 году. Ее стали применять, когда подозреваемый участвовал в групповом запугивании, принуждении или заговоре молчания (омерта) c целью получить контроль над бизнесом или повлиять на выборы. Статья об омерте позволила правоохранителям изымать имущество мафии, а с 1996 года — передавать его организациям гражданского общества.

Может показаться, что женская эмансипация добралась и до криминального мира, но на поверку это не так, считает исследовательница и автор книг о женщинах в итальянской мафии Омбретта Инграши.

«Арест босса — решающее условие для того, чтобы женщина получила значимую роль в мафиозном клане, — написала Инграши журналистам. — Но эта власть «временная и делегированная». Она длится до тех пор, пока босс клана сидит в тюрьме».

Вспомним дело Джузи Витале. В 90-х трое ее братьев возглавляли сицилийский клан деревни Партинико в 30 километрах от Палермо.

Сидя за решеткой, братья-мафиози решили отдать бразды правления своей сестре Джузи. Харизматичная женщина разбиралась в делах клана и пользовалась доверием братьев. Джузи держала клан железной хваткой, за что пресса прозвала ее «боссом в юбке».

То недолгое время, что Джузи управляла бандой, пока ее не арестовали, она делала все то же, что и ее братья. И все же ее никогда не допускали на встречи высокопоставленных членов мафии.

Еще один пример криминальной псевдоэмансипации — Нунция Гравиано. Ее братья Джузеппе и Филиппо — жестокие лидеры клана коза ностра в Палермо — передали бизнес сестре, пока сами отбывали срок за убийство.

Нунция управляла кланом, его финансами и руководила отмыванием денег из своего тайного убежища в Ницце во Французской Ривьере. Она была умна, знала несколько языков, исправно читала главную газету Италии о финансах, умела обращаться с компьютером и разбиралась в бухгалтерии.

«Когда коза ностра занялась продажей героина, в сфере отмывания денег появилось место для людей, чьи обязанности не связаны напрямую с насилием. На эту роль больше подходили женщины, чем мужчины», — написала Инграши.

Мафии были нужны бухгалтеры, а не просто воспитательницы, посыльные и доверенные лица. Также женщины преуспевали в вымогательстве, где бо́льшую роль играет психология, нежели физическое насилие.

Гравиано играла важнейшую роль в благополучии клана. Но уважение ее братьев имело пределы. Когда выяснилось, что Нунция встречается с сирийским врачом, братья заставили ее разорвать связь.

«Какую религию исповедует этот парень? — спросили они сестру. — Развод непозволителен. Все отношения должны вести к браку».

В случае семьи Гравиано столкновение новых веяний и традиций вылилось в самый распространенный в современных мафиозных кланах конфликт.

«Положение женщины — это развитие с одной стороны, и откат с другой», — пишет Инграши.

Новая порода

41-бис

Так называемый 41-бис («строгий режим») — это статья Закона об административном управлении тюрьмами Италии, который был принят в 1986 году и предусматривает специальные меры пресечения в отношении некоторых заключенных. Среди этих мер запрет на телефонную связь, частичный запрет на встречи с родственниками, полный или частичный запрет доступа к развлечениям. 41-бис может применяться к заключенным, виновным в преступлениях мафии, убийствах, вымогательстве, похищении людей, обороте наркотиков и терроризме. Он преследует две цели: ограничить контакты заключенных с внешним миром и заставить их сотрудничать с властями.

Особый режим заключения 41-бис эффективно подрывает координацию действий мафиозных кланов по всей Италии.

И хотя тюремный срок все еще является обязательной ступенью в карьере будущего мафиози, запрет на общение с внешним миром ставит под угрозу авторитет боссов, заключенных в 41-бис.

Это заставило преступников сменить тактику. Вместо того чтобы отправлять наследников постигать школу жизни в тюрьмах, мафия стала оберегать их от заключения. Мафиози отправляют детей за границу, где те изучают языки и превращаются в «белых воротничков» — юристов, бухгалтеров и нотариусов.

Своих женщин мафия призывает к скромности и запрещает выставлять напоказ богатства, все меньше одаривая их драгоценностями, шубами и дорогими автомобилями. Пока мужья, братья и племянники сидят в тюрьмах, они остаются последним бастионом клана и ведут его бизнес.

Власти хорошо знакомы с новой тактикой преступных сообществ, которая стала центральной темой январского общенационального тренинга для итальянской полиции.

Самое слабое звено

Связи в структурах мафии обычно пожизненные и прочные, но не прочнее связи матери с ребенком, которая способна превратить женщину в самое слабое звено клана.

Число женщин, ставших информаторами, растет пропорционально количеству соучастниц преступлений мафии.

Устав от жизни, наполненной страхом, жестокостью и убийствами, женщины задаются вопросом: «Такой ли жизни я желаю своему ребенку?».

Из криминального мира у женщин два пути — сотрудничество с властями, которые затем помогают им скрыться, или попытка сбежать своими силами, что сделать значительно сложнее.

Мария — одна из тех, кто пошел по первому пути. Из соображений безопасности ее фамилия не раскрывается.

Мария рассказала OCCRP, что в 1990 году, когда ей было 25 лет, она вышла замуж за могущественного босса ндрангеты. Он был убит из-за конфликта вокруг сделки по поставкам кокаина между ее кровными родственниками и семьей со стороны мужа. Тело супруга Марии подожгли, а затем скормили свиньям, чтобы скрыть следы убийства. Но у ндрангеты острый нюх. Узнав правду, члены клана убили брата и дядю Марии.

Спустя два года раздумий Мария решилась прервать череду убийств прежде, чем пострадает ее дочь.

Мария знала, кто убил ее брата и дядю, как устроен бизнес клана ее мужа и кто играл главные роли в нем.

Читать еще:  Как сделать конверт для диска из бумаги собственноручно и быстро!

«Я знала слишком много, — сказала она OCCRP. — И видела слишком много. Я решила сотрудничать со следствием, чтобы спасти свою дочь и себя».

Благодаря показаниям Марии удалось поймать десятки членов мафии. Сама Мария многие годы живет по программе защиты свидетелей под новым именем в новом месте. Но страх — ее постоянный спутник.

«Я ходячий мертвец, — говорит женщина. — Ндрангета ничего не забывает».

Мария делает всё, чтобы жить нормальной жизнью ради своего ребенка. Самое важное, что «моя дочь теперь — счастливая молодая женщина, а я могу чувствовать запах дождя», как признается Мария.

Один день из жизни мафиози

Переиздание полностью повторяет весь сюжет оригинала, даже разделение на главы такое же. Структура миссий тоже аналогичная, разработчики крайне скрупулезно воссоздали все задания, внося лишь незначительные геймплейные изменения. Например, в некоторых боевых заданиях слегка увеличено количество противников, а также изменена архитектура локаций.

После анонса было опасение, что разработчики превратят игру в экшен наподобие Mafia 3. Но все ограничилось упомянутыми выше незначительными правками. Среди самых заметных можно отметить переработку стрельбы и езду на автомобиле под современный стандарт. Также главный герой теперь может ездить на мотоцикле, однако по сюжету эта возможность почти не используется.

В City of Lost Heaven физика машин породила множество дискуссий. Кому-то она нравилась своей реалистичностью и сложностью, а кто-то из-за нее бросал прохождение на полпути. В переиздании управление авто больше всего напоминает Mafia 3, то есть вроде бы и не совсем аркадное, но до хардкора оригинала далеко.

Экшена стало чуть побольше, но в основном потому, что создатели упростили некоторые «мирные» секции. Например, развоз клиентов на такси в начале игры проходится намного быстрее, чем раньше. А вот ближний бой менять почему-то не стали. И зря: на фоне обновленной механики стрельбы он смотрится ну очень уж куцым. Дождаться атаки, поставить блок, затем ударить несколько раз — вот описание практически любой рукопашной схватки в игре.

Еще одна интересная особенность — классический режим. С ним игра становится ближе к оригиналу, усложняя жизнь игроку необходимостью соблюдать правила дорожного движения и более реалистичным управлением авто. Здоровья тоже меньше, так что прохождение некоторых заданий станет гораздо сложнее. Этот режим отлично подойдет ортодоксальным фанатам, которые хотят полностью прочувствовать оригинальную атмосферу.

C Mafia по жизни: арт-директор знаменитой серии вспоминает 15 лет своей работы

Ветеран серии Mafia Роман Хладик (Roman Hladik) оглядывается на свой творческий путь

Роман Хладик (Roman Hladik) много лет провел с Mafia. Он прокладывал путь для Томми Анджело по просторам Lost Heaven, руководя работой над персонажами для первой Mafia. Он создавал мир Вито Скалетты, город Эмпайр-Бэй, будучи арт-директором Mafia II… и Нью-Бордо для Линкольна Клея, занимаясь тем же самым в Mafia III. В общем, как вы уже поняли, этот человек стоял у самых истоков Mafia.

Роман сходу признается, если бы кто-то сказал ему, что он будет работать над какой-то игрой 15 лет, он бы ни за что не поверил. Как можно заниматься чем-то одним так долго? Но именно так все и получилось. И сегодня Роман расскажет о том, как появилась Mafia.

Так началась Mafia

«Это случилось вскоре после того, как в Чехословакии рухнул «Железный занавес». Мне удалось убедить родителей купить мне Commodore 64. Так я открыл дверь в невероятный мир компьютерных игр и графических редакторов. Поверьте на слово, чтобы рисовать с помощью джойстика, требуется немалая сила воли. Уже в старшей школе я не только играл, но и сам трудился над играми, а потом присоединился к Illusion Softworks в работе над новой серией».

«В начале нас было всего пятеро. В то время разработческие команды редко бывали более многолюдными. Мы начали создавать фэнтезийную ролевую игру, но после индустриальной выставки решили резко изменить курс. Устроили мозговой штурм. Мы вспомнили те игры, которые нам нравились, и задумались, как объединить вместе все удачные механики. Честно говоря, мы просто решили сделать игру, в которую сами захотели бы поиграть».

«Мы черпали вдохновение в классических фильмах о гангстерах и пытались передать эту атмосферу в видеоигре. Если мне не изменяет память, первоначально игрок должен был быть полицейским, но затем Дэниэл Вавра (Daniel Vávra) внес изменения в сценарий. Он сместил приоритеты, и эта идея всем пришлась по душе. Мы не оглядывались назад. У нас была цель.

Первый успех и консольные сложности

«В то время никто не представлял, с какими сложностями нам придется столкнуться. Первую игру мы создавали почти пять лет, а команда за это время выросла до почти сорока человек. Несмотря на то, что мы с головой были в игре, мы не представляли, что будет, когда она поступит в продажу. Хотя, само собой, надеялись, что игрокам наш труд придется по душе. Отклики геймеров и критиков показали нам, что все было не зря. В Mafia был захватывающий сюжет и кинематографическая атмосфера, а в 2002 году такое еще было в новинку.

После успеха первой части мы не сомневались в своем желании выпустить продолжение. Дэниэл сразу же начал трудиться над сценарием Mafia II. Мы считали, что раз уж мы только что выпустили отличную игру, главные сложности остались позади.

И тут сменилось поколение консолей. Мы решили продолжать разработку на собственном движке, который был создан для другой игры Illusion Softworks, и готовиться к новым возможностям. У нас было всего ничего: сценарий, пара иллюстраций и новый движок, работа над которым еще не была закончена. Мы учились работать с шейдерами и познавали возможности нового оборудования».

«Само собой, новые технологии подняли планку требований к качеству. В активной фазе разработки команда Mafia II насчитывала почти 200 человек в двух студиях, в Праге и в Брно».

«Работа над Mafia II потребовала от меня больших сил, потому что в оригинальной Mafia я отвечал только за персонажей. Теперь же мне пришлось взять на себя заботу обо всем облике игры. Мы вновь обозначили цель: дать игрокам возможность окунуться в достоверную и напряженную атмосферу. Мы вновь прошли тем же путем: создали историю, затем превратили ее в игру, и в итоге могли гордиться собой после премьеры».

Mafia III или история повторяется

«Прежде чем заниматься третьей частью Mafia, мы взяли небольшую передышку. Как и в случае с Mafia II мы знали, что должны повысить качество. Особенно учитывая, что поколение консолей вновь менялось (вот так вот история повторяется!). Мы решили сразу ориентироваться на более новое оборудование (и в итоге Mafia III появилась на PS4)».

«Сделав наброски Нью-Бордо, мы определили нашу ключевую идею — показать грубый и намного менее романтичный мир американского преступного мира. Как и два предыдущих выпуска, третья опиралась на грандиозный сценарий и самый большой в нашей истории открытый мир.

Я хочу поблагодарить всех игроков, которые провели с нами эти 15 увлекательных лет. Спасибо всем, кто подарил мне возможность принять участие в создании этой удивительной серии. И, конечно, спасибо моим родителям, которые 28 лет назад все-таки купили мне Commodore 64».

А какой выпуск серии Mafia больше всего любите вы?

Мафия по-русски

Оригинал поставлялся с русской локализацией, и ремастер пошел той же дорогой. Это здорово, в последние годы полный перевод получают далеко не все игры. А если вы хотите играть на английском, то можете сменить язык в меню, благо язык субтитров и озвучки можно настраивать отдельно.

Тем не менее, несмотря на эти плюсы, локализацию Mafia: Definitive Edition сложно назвать идеальной сразу по нескольким причинам. Во-первых, подбор актеров на некоторые роли явно неудачный. Вдобавок актеры часто переигрывают и делают неадекватные паузы между словами. К примеру, Поли говорит голосом слабоумного «гопника». Он, конечно, по сюжету не блещет умом, но в русской локализации его попросту сложно слушать без смеха.

Во-вторых, иногда актеры не укладываются во время, отведенное для фразы. В итоге две реплики сливаются в одну, а в редких случаях персонажи «проглатывают» отдельные слова.

В-третьих, в переводе есть откровенные ляпы. Например, в начале игры дон Сальери говорит, что его семья, в отличие от бандитов Морелло, не ругается матом. Однако очень скоро локализаторы про это забывают, и товарищи главного героя то и дело сквернословят. Подобные ошибки чаще всего бывают, когда тексты озвучиваются без понимания контекста, то есть просто-напросто читаются по бумажке без привязки к самой игре и ее персонажам.

Да, новая Mafia: Definitive Edition — это опять на многие годы. Разработчики проделали титаническую работу по переделке графики и адаптации геймплея под запросы современного игрока.

При этом они смогли сохранить великолепный сюжет оригинала, а кое-где даже подняли его на новый уровень. Как и раньше, это очень атмосферная игра, которая полностью передает дух эпохи. Если вы фанат первой части, то будете довольны если не всем, то очень многим.

Конечно, не обошлось без огрехов: открытый мир не дотягивает до современных стандартов проработки, а локализация оставляет желать лучшего. Но первая «Мафия» — это в первую очередь сюжет, а русский перевод можно в один клик заменить на английскую озвучку.

Взлеты и падения женщин в мафии

Мария Кампанья управляла империей своего мужа, пока его не было рядом, подобно гомеровской Пенелопе. С той лишь разницей, что Сальваторе Капелло не ходил по морям в поисках приключений, как Одиссей, а отбывал срок в тюрьме особого режима для мафиози, убийц и террористов.

Photo: CC0 Public Domain

Роль Кампаньи и в клане Капелло, и на семейном фронте вдохновила итальянскую прокуратуру назвать расследование «Пенелопа». Один из членов клана назвал Кампанью «женщиной с яйцами», как свидетельствуют аудиозаписи следствия.

За время операции «Пенелопа» в январе 2017 года по обвинениям в мафиозном сговоре, наркоторговле, вымогательстве и других уголовных преступлениях удалось поймать 30 человек.

Издавна жены мафиози растили детей и передавали послания мужей из тюрем другим членам мафии. Но традиция, которая берет начало еще в середине XIX века, стремительно устаревает.

Чтобы защитить свои незаконно нажитые активы от конфискации, мафиози все чаще передают права собственности женам и сестрам.

Как выяснил итальянский исследовательский центр TransCrime, только 2,5 процента осужденных в Италии по делам мафии — женщины. При этом им принадлежит треть всех мафиозных активов.

Исследовательский центр также выяснил, что среди владельцев собственности, связанной с мафией, женщин вдвое больше, чем в легальном бизнесе Италии.

Из всех изъятых у итальянской мафии компаний больше всего женщин (52 процента) оказалось в ресторанном бизнесе и гостиничной индустрии, о чем свидетельствуют данные исследования TransCrime, которое продолжается и поэтому пока не опубликовано. Cледом среди самых «женских» сфер оказались оптово-розничная торговля (38 процентов), транспорт (37,8 процента) и строительство (28,5 процента).

«В строительных и транспортных компаниях, конфискованных у мафии, совладельцев-женщин вчетверо больше, чем в легальных организациях», — рассказал аналитик из TransCrime Микеле Риккарди.

Эксперт объяснил, с чем это связано.

«Они — идеальные доверенные лица. Как правило, у них небогатое криминальное прошлое, юридическая экспертиза не может их подловить, а если они состоят в семье, то передают клану контроль над компанией», — добавил Риккарди.

«Мафия передает женщинам права вести финансовую деятельность, чтобы защитить свой бизнес от конфискации и спрятать настоящих владельцев активов», — сказала OCCRP профессор судебной социологии Университета Палермо Алессандра Дино.

Из доверенных лиц — в боссы

Женщины не ограничиваются лишь пассивным участием.

«Есть множество примеров в коза ностра или ндрангете, когда женщины играют ведущие роли и очень активно участвуют в бизнесе своей семьи», — рассказывает Дино.

Кампанья — не первая влиятельная женщина в итальянском мафиозном клане. Страницы дел в отношении мафии исписаны именами женщин, которые вели себя как боссы кланов, будь то ндрангета, коза ностра или каморра.

Согласно материалам суда, Капелло полностью доверял Марии («Пенелопе») Кампанье. Он уважал свою жену больше, чем любого из своих подельников-мужчин, поэтому именно она вела всю коммуникацию между Капелло и остальными членами клана, пока он сидел в тюрьме. Только ей Капелло доверил вести дела с торговцами из Южной Америки, у которых клан Капелло покупал наркотики.

Более того, Кампанья была организатором «сбора значительных поставок кокаина в любом порту, в какой бы они ни прибыли», — написали следователи в ордере на арест.

В общем, Кампанья была не временной заменой мужу, а настоящим боссом.

Таких женщин пока немного, но их число растет. Если в 1989 году обвинение по делам мафии было предъявлено только одной женщине, то в 1995 году их стало уже 89. Рост числа преступниц в мафиозных кругах Дино объясняет тем, что прокуроры изменили подход к их преследованию.

Преследование женщин-мафиози становится жестче

Мария Кампанья (Фото: Polizia di Stato)

До начала 90-х исход расследования зависел от того, кто совершил преступление, — мужчина или женщина.

«Возьмем, к примеру, незаконное владение оружием, — объясняет Дино. — Как видно из судебного досье, если оружие находили у женщины, то преступление классифицировали как «пособничество и подстрекательство». Мужчине предъявили бы гораздо более тяжкое обвинение — «участие в мафиозном сговоре».

Долгое время и прокуроры, и общественность считали, что женщин против воли втягивали в преступления их возлюбленные. Отметим, что согласно кодексам чести, которых придерживаются итальянские кланы, женщина не может пройти ритуал посвящения в члены мафии.

Читать еще:  Вирус wanna cry симптомы. WannaCry: как защититься от вируса-шифровальщика. Вирус Wanna Cry: Как распространяется

И поскольку прокуроры не могли официально доказать связь между женщинами и мафиозными кланами, они предъявляли им обвинения, которые было легче доказать в суде.

«Только в 1999 году, предъявив женщине обвинения третьей степени, итальянская судебная система признала, что женщина может быть осуждена за преступления мафии, даже если формально между ними нет связи», — объяснил Дино.

Ложная эмансипация

Cговор с мафией

Статья «сговор с мафией» пополнила итальянский уголовный кодекс в 1982 году. Ее стали применять, когда подозреваемый участвовал в групповом запугивании, принуждении или заговоре молчания (омерта) c целью получить контроль над бизнесом или повлиять на выборы. Статья об омерте позволила правоохранителям изымать имущество мафии, а с 1996 года — передавать его организациям гражданского общества.

Может показаться, что женская эмансипация добралась и до криминального мира, но на поверку это не так, считает исследовательница и автор книг о женщинах в итальянской мафии Омбретта Инграши.

«Арест босса — решающее условие для того, чтобы женщина получила значимую роль в мафиозном клане, — написала Инграши журналистам. — Но эта власть «временная и делегированная». Она длится до тех пор, пока босс клана сидит в тюрьме».

Вспомним дело Джузи Витале. В 90-х трое ее братьев возглавляли сицилийский клан деревни Партинико в 30 километрах от Палермо.

Сидя за решеткой, братья-мафиози решили отдать бразды правления своей сестре Джузи. Харизматичная женщина разбиралась в делах клана и пользовалась доверием братьев. Джузи держала клан железной хваткой, за что пресса прозвала ее «боссом в юбке».

То недолгое время, что Джузи управляла бандой, пока ее не арестовали, она делала все то же, что и ее братья. И все же ее никогда не допускали на встречи высокопоставленных членов мафии.

Еще один пример криминальной псевдоэмансипации — Нунция Гравиано. Ее братья Джузеппе и Филиппо — жестокие лидеры клана коза ностра в Палермо — передали бизнес сестре, пока сами отбывали срок за убийство.

Нунция управляла кланом, его финансами и руководила отмыванием денег из своего тайного убежища в Ницце во Французской Ривьере. Она была умна, знала несколько языков, исправно читала главную газету Италии о финансах, умела обращаться с компьютером и разбиралась в бухгалтерии.

«Когда коза ностра занялась продажей героина, в сфере отмывания денег появилось место для людей, чьи обязанности не связаны напрямую с насилием. На эту роль больше подходили женщины, чем мужчины», — написала Инграши.

Мафии были нужны бухгалтеры, а не просто воспитательницы, посыльные и доверенные лица. Также женщины преуспевали в вымогательстве, где бо́льшую роль играет психология, нежели физическое насилие.

Гравиано играла важнейшую роль в благополучии клана. Но уважение ее братьев имело пределы. Когда выяснилось, что Нунция встречается с сирийским врачом, братья заставили ее разорвать связь.

«Какую религию исповедует этот парень? — спросили они сестру. — Развод непозволителен. Все отношения должны вести к браку».

В случае семьи Гравиано столкновение новых веяний и традиций вылилось в самый распространенный в современных мафиозных кланах конфликт.

«Положение женщины — это развитие с одной стороны, и откат с другой», — пишет Инграши.

Новая порода

41-бис

Так называемый 41-бис («строгий режим») — это статья Закона об административном управлении тюрьмами Италии, который был принят в 1986 году и предусматривает специальные меры пресечения в отношении некоторых заключенных. Среди этих мер запрет на телефонную связь, частичный запрет на встречи с родственниками, полный или частичный запрет доступа к развлечениям. 41-бис может применяться к заключенным, виновным в преступлениях мафии, убийствах, вымогательстве, похищении людей, обороте наркотиков и терроризме. Он преследует две цели: ограничить контакты заключенных с внешним миром и заставить их сотрудничать с властями.

Особый режим заключения 41-бис эффективно подрывает координацию действий мафиозных кланов по всей Италии.

И хотя тюремный срок все еще является обязательной ступенью в карьере будущего мафиози, запрет на общение с внешним миром ставит под угрозу авторитет боссов, заключенных в 41-бис.

Это заставило преступников сменить тактику. Вместо того чтобы отправлять наследников постигать школу жизни в тюрьмах, мафия стала оберегать их от заключения. Мафиози отправляют детей за границу, где те изучают языки и превращаются в «белых воротничков» — юристов, бухгалтеров и нотариусов.

Своих женщин мафия призывает к скромности и запрещает выставлять напоказ богатства, все меньше одаривая их драгоценностями, шубами и дорогими автомобилями. Пока мужья, братья и племянники сидят в тюрьмах, они остаются последним бастионом клана и ведут его бизнес.

Власти хорошо знакомы с новой тактикой преступных сообществ, которая стала центральной темой январского общенационального тренинга для итальянской полиции.

Самое слабое звено

Связи в структурах мафии обычно пожизненные и прочные, но не прочнее связи матери с ребенком, которая способна превратить женщину в самое слабое звено клана.

Число женщин, ставших информаторами, растет пропорционально количеству соучастниц преступлений мафии.

Устав от жизни, наполненной страхом, жестокостью и убийствами, женщины задаются вопросом: «Такой ли жизни я желаю своему ребенку?».

Из криминального мира у женщин два пути — сотрудничество с властями, которые затем помогают им скрыться, или попытка сбежать своими силами, что сделать значительно сложнее.

Мария — одна из тех, кто пошел по первому пути. Из соображений безопасности ее фамилия не раскрывается.

Мария рассказала OCCRP, что в 1990 году, когда ей было 25 лет, она вышла замуж за могущественного босса ндрангеты. Он был убит из-за конфликта вокруг сделки по поставкам кокаина между ее кровными родственниками и семьей со стороны мужа. Тело супруга Марии подожгли, а затем скормили свиньям, чтобы скрыть следы убийства. Но у ндрангеты острый нюх. Узнав правду, члены клана убили брата и дядю Марии.

Спустя два года раздумий Мария решилась прервать череду убийств прежде, чем пострадает ее дочь.

Мария знала, кто убил ее брата и дядю, как устроен бизнес клана ее мужа и кто играл главные роли в нем.

«Я знала слишком много, — сказала она OCCRP. — И видела слишком много. Я решила сотрудничать со следствием, чтобы спасти свою дочь и себя».

Благодаря показаниям Марии удалось поймать десятки членов мафии. Сама Мария многие годы живет по программе защиты свидетелей под новым именем в новом месте. Но страх — ее постоянный спутник.

«Я ходячий мертвец, — говорит женщина. — Ндрангета ничего не забывает».

Мария делает всё, чтобы жить нормальной жизнью ради своего ребенка. Самое важное, что «моя дочь теперь — счастливая молодая женщина, а я могу чувствовать запах дождя», как признается Мария.

C Mafia по жизни: арт-директор знаменитой серии вспоминает 15 лет своей работы

Ветеран серии Mafia Роман Хладик (Roman Hladik) оглядывается на свой творческий путь

Роман Хладик (Roman Hladik) много лет провел с Mafia. Он прокладывал путь для Томми Анджело по просторам Lost Heaven, руководя работой над персонажами для первой Mafia. Он создавал мир Вито Скалетты, город Эмпайр-Бэй, будучи арт-директором Mafia II… и Нью-Бордо для Линкольна Клея, занимаясь тем же самым в Mafia III. В общем, как вы уже поняли, этот человек стоял у самых истоков Mafia.

Роман сходу признается, если бы кто-то сказал ему, что он будет работать над какой-то игрой 15 лет, он бы ни за что не поверил. Как можно заниматься чем-то одним так долго? Но именно так все и получилось. И сегодня Роман расскажет о том, как появилась Mafia.

Так началась Mafia

«Это случилось вскоре после того, как в Чехословакии рухнул «Железный занавес». Мне удалось убедить родителей купить мне Commodore 64. Так я открыл дверь в невероятный мир компьютерных игр и графических редакторов. Поверьте на слово, чтобы рисовать с помощью джойстика, требуется немалая сила воли. Уже в старшей школе я не только играл, но и сам трудился над играми, а потом присоединился к Illusion Softworks в работе над новой серией».

«В начале нас было всего пятеро. В то время разработческие команды редко бывали более многолюдными. Мы начали создавать фэнтезийную ролевую игру, но после индустриальной выставки решили резко изменить курс. Устроили мозговой штурм. Мы вспомнили те игры, которые нам нравились, и задумались, как объединить вместе все удачные механики. Честно говоря, мы просто решили сделать игру, в которую сами захотели бы поиграть».

«Мы черпали вдохновение в классических фильмах о гангстерах и пытались передать эту атмосферу в видеоигре. Если мне не изменяет память, первоначально игрок должен был быть полицейским, но затем Дэниэл Вавра (Daniel Vávra) внес изменения в сценарий. Он сместил приоритеты, и эта идея всем пришлась по душе. Мы не оглядывались назад. У нас была цель.

Первый успех и консольные сложности

«В то время никто не представлял, с какими сложностями нам придется столкнуться. Первую игру мы создавали почти пять лет, а команда за это время выросла до почти сорока человек. Несмотря на то, что мы с головой были в игре, мы не представляли, что будет, когда она поступит в продажу. Хотя, само собой, надеялись, что игрокам наш труд придется по душе. Отклики геймеров и критиков показали нам, что все было не зря. В Mafia был захватывающий сюжет и кинематографическая атмосфера, а в 2002 году такое еще было в новинку.

После успеха первой части мы не сомневались в своем желании выпустить продолжение. Дэниэл сразу же начал трудиться над сценарием Mafia II. Мы считали, что раз уж мы только что выпустили отличную игру, главные сложности остались позади.

И тут сменилось поколение консолей. Мы решили продолжать разработку на собственном движке, который был создан для другой игры Illusion Softworks, и готовиться к новым возможностям. У нас было всего ничего: сценарий, пара иллюстраций и новый движок, работа над которым еще не была закончена. Мы учились работать с шейдерами и познавали возможности нового оборудования».

«Само собой, новые технологии подняли планку требований к качеству. В активной фазе разработки команда Mafia II насчитывала почти 200 человек в двух студиях, в Праге и в Брно».

«Работа над Mafia II потребовала от меня больших сил, потому что в оригинальной Mafia я отвечал только за персонажей. Теперь же мне пришлось взять на себя заботу обо всем облике игры. Мы вновь обозначили цель: дать игрокам возможность окунуться в достоверную и напряженную атмосферу. Мы вновь прошли тем же путем: создали историю, затем превратили ее в игру, и в итоге могли гордиться собой после премьеры».

Mafia III или история повторяется

«Прежде чем заниматься третьей частью Mafia, мы взяли небольшую передышку. Как и в случае с Mafia II мы знали, что должны повысить качество. Особенно учитывая, что поколение консолей вновь менялось (вот так вот история повторяется!). Мы решили сразу ориентироваться на более новое оборудование (и в итоге Mafia III появилась на PS4)».

«Сделав наброски Нью-Бордо, мы определили нашу ключевую идею — показать грубый и намного менее романтичный мир американского преступного мира. Как и два предыдущих выпуска, третья опиралась на грандиозный сценарий и самый большой в нашей истории открытый мир.

Я хочу поблагодарить всех игроков, которые провели с нами эти 15 увлекательных лет. Спасибо всем, кто подарил мне возможность принять участие в создании этой удивительной серии. И, конечно, спасибо моим родителям, которые 28 лет назад все-таки купили мне Commodore 64».

А какой выпуск серии Mafia больше всего любите вы?

Мафия по-русски

Оригинал поставлялся с русской локализацией, и ремастер пошел той же дорогой. Это здорово, в последние годы полный перевод получают далеко не все игры. А если вы хотите играть на английском, то можете сменить язык в меню, благо язык субтитров и озвучки можно настраивать отдельно.

Тем не менее, несмотря на эти плюсы, локализацию Mafia: Definitive Edition сложно назвать идеальной сразу по нескольким причинам. Во-первых, подбор актеров на некоторые роли явно неудачный. Вдобавок актеры часто переигрывают и делают неадекватные паузы между словами. К примеру, Поли говорит голосом слабоумного «гопника». Он, конечно, по сюжету не блещет умом, но в русской локализации его попросту сложно слушать без смеха.

Во-вторых, иногда актеры не укладываются во время, отведенное для фразы. В итоге две реплики сливаются в одну, а в редких случаях персонажи «проглатывают» отдельные слова.

В-третьих, в переводе есть откровенные ляпы. Например, в начале игры дон Сальери говорит, что его семья, в отличие от бандитов Морелло, не ругается матом. Однако очень скоро локализаторы про это забывают, и товарищи главного героя то и дело сквернословят. Подобные ошибки чаще всего бывают, когда тексты озвучиваются без понимания контекста, то есть просто-напросто читаются по бумажке без привязки к самой игре и ее персонажам.

Да, новая Mafia: Definitive Edition — это опять на многие годы. Разработчики проделали титаническую работу по переделке графики и адаптации геймплея под запросы современного игрока.

При этом они смогли сохранить великолепный сюжет оригинала, а кое-где даже подняли его на новый уровень. Как и раньше, это очень атмосферная игра, которая полностью передает дух эпохи. Если вы фанат первой части, то будете довольны если не всем, то очень многим.

Конечно, не обошлось без огрехов: открытый мир не дотягивает до современных стандартов проработки, а локализация оставляет желать лучшего. Но первая «Мафия» — это в первую очередь сюжет, а русский перевод можно в один клик заменить на английскую озвучку.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector